Post sponsored by NewzEngine.com

Source: IMF – News in Russian

9 февраля 2021 г.
Жак Миньян, глава миссии МВФ по России
Российская экономика оказалось более динамичной и устойчивой, чем мы прогнозировали. В 2020 году ВВП сократился на 3,1%. Последние данные показывают, что в 4 квартале рост продолжался, а не сокращался, как мы прогнозировали ранее, что свидетельствует о более высокой динамичности и устойчивости, чем мы ожидали. В 1 квартале 2021 года, похоже, положительная динамика сохраняется. В 2021 году мы прогнозируем рост на уровне 3%. Наверное, можно предположить, что наш прогноз может быть превышен, учитывая результаты 4 квартала и более сильную динамику роста. Высказав это предположение, я должен, тем не менее, четко обозначить несколько обстоятельств. Наш прогноз предполагает эффективное введение вакцины в гражданский оборот, а также вакцинацию к лету значительной доли населения России и многих ее торговых партнеров. Как вам известно, работа по вакцинации идет. Она ускоряется, но пока еще недостаточно.
Хотя экономика чувствует себя лучше, чем ожидалось, было бы ошибкой полагать, что все трудности позади и мы вне опасности. Это не так, как мы можем видеть по некоторым ключевым торговым партнерам России. В условиях слишком высокого уровня заболеваемости в этих странах действуют строгие карантинные меры. В мире появляются новые штаммы коронавируса. Обеспечение населения вакциной сталкивается с трудностями. Поэтому, хотя мы признаем правильность намерения российских властей сворачивать меры бюджетной поддержки, если рост продолжится, все же мы призываем не торопиться. Российским властям надо сохранять бдительность, потому что экономическая ситуация все еще неустойчивая, и если вдруг она опять начнет ухудшаться, следует быть готовыми вновь предоставить бюджетную поддержку. Например, пособия по безработице. Недавно правительство решило продлить действие повышенного максимального пособия по безработице. Это очень хорошо, но нам бы хотелось, чтобы все варианты пособия по безработице сохранились еще какое-то время на том повышенном уровне, который установлен был в марте.
Теперь по вопросу инфляции. Здесь также наш прогноз был превышен – инфляция разогналась сильнее, однако в основном за счет временных факторов, как нам представляется. С нашей точки зрения, разовыми факторами можно считать влияние мировых цен на продовольствие и ослабления курса рубля. Поэтому эксперты Фонда предположили, что с учетом сохраняющейся слабости экономики, инфляция должна начать снижаться после исчерпания этих разовых воздействий. А поскольку мы спрогнозировали снижение инфляции, мы увидели возможности для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики. Однако, действительно, темпы инфляции превышают ожидания, и действительно есть инфляционные риски. И поэтому, приняв во внимание всю совокупность данных, исполнительные директора посчитали или в основном посчитали, что осторожная, выжидательная позиция Банка России в отношении дальнейшего снижения ставки имеет смысл. В докладе мы также анализировали состояние банковской системы. Действительно, когда возникает кризис, очень важно, в каком состоянии находятся банки, потому что их ослабление может вызвать углубление рецессии. К счастью, российская банковская система вошла в кризис в здоровом состоянии. Анализ убытков на настоящий момент показывает, что капитала у банковской системы, похоже, более чем достаточно для их абсорбирования. Это очень важно. И поэтому мы хотели бы, чтобы Банк России продолжал рекомендовать банкам – тем, у которых есть такая возможность – формировать дополнительные резервы для покрытия потерь уже сейчас, не дожидаясь апреля или июня (возможность отложить резервирование им предоставил Банк России в качестве антикризисной меры). И мы попросили Банк России, чтобы по истечении этих сроков – апреля или июня – он не продлевал послабления по резервированию, потому что у банков есть на это капитал и они должны это сделать.
Наконец, вполне понятно, что в данной ситуации власти сосредоточились на борьбе с кризисом. И сейчас я скажу, что должен был сказать в самом начале. Экономика оказалась более устойчивой, чем мы ожидали, в том числе потому, что власти приняли серьезные антикризисные меры. Серьезные бюджетные меры, денежно-кредитные меры, меры поддержки банковского сектора. В сущности, ведь это впервые в современной истории России власти применили все три инструмента – инструменты бюджетной, денежно-кредитной и банковской политики – и эти меры оказались очень действенными. Поэтому да, власти вполне обоснованно сосредоточились на борьбе с кризисом в этот период, однако мы не должны забывать, что Россия вошла в кризис с очень низкими темпами роста. И мы не должны забывать, что реальные доходы населения, подушевые доходы, растут очень медленно в России и не конвергируют к доходам в более богатых странах. Поэтому налицо необходимость ускорения роста. А для этого необходимо снимать структурные ограничения в российской экономике – улучшать инфраструктуру, условия ведения бизнеса, институциональную и правовую среду. И все эти аспекты будут ключевыми.
Поэтому мы приветствуем работу правительства в рамках «регуляторной гильотины». Да, мы думаем, это очень хорошая инициатива, но пока еще не ясно, как это реально изменит условия ведения бизнеса. Мы также придаем большое значение 13 национальным проектам. Но нам кажется важным, чтобы эти проекты служили катализатором для развития частного сектора, и мы поделились нашей точкой зрения с властями. Мы считаем, что эти проекты не должны использоваться для увеличения доли государства, которая и так слишком велика в России. На этом позвольте мне закончить. Готов ответить на ваши вопросы.
ВОПРОС: Хочу задать вопрос об экономическом росте. В вашем прогнозе предполагалось -3,6%, а Росстат уже отчитался о менее значительном спаде. В этой связи планируете ли вы актуализировать свой прогноз, и как это повлияет на ваш прогноз на текущий и следующий годы?
Г-Н МИНЬЯН: Это очень хороший вопрос. Когда мы посылаем наш доклад в Исполнительный совет, потом мы не можем в текст основного доклада вносить изменения. Доклад, который вы видите, был направлен 19 января, а данные Росстата вышли позднее. Поэтому мы опубликовали приложение к докладу, в котором говорится, что хотя мы прогнозировали – 3,6%, фактический спад оказался 3,1%. Поэтому последняя актуализированная цифра находится в приложении, а не в основном докладе. Просто потому, что основной доклад был закончен за две недели до опубликования данных Росстата. Основной вопрос, как это повлияет на наш прогноз на 2021 год. При прочих равных это будет означать улучшение нашего прогноза, потому что в первоначальном варианте мы предполагали спад в 4 квартале 2020 года, а вместо спада, похоже, мы имеем рост. Теперь 2021 год начинается с более высоких показателей, и при прочих равных рост должен продолжиться. Поэтому, похоже, мы говорим о рисках превышения нашего прогноза на 2021 год. Риск превышения обусловлен более сильной динамикой. Однако следует оговориться, что есть и другие факторы, которые могут привести и к понижению прогноза. Я ответил на ваш вопрос?
ВОПРОС: Да, но у меня есть еще один вопрос в этой связи. Доклад был закончен уже несколько недель назад, правильно? Я не ожидаю, что Банк России снизит ставку в эту пятницу, но ожидаете ли вы, что они могут ее снизить на 50 процентных пунктов в ближайшие месяцы?
Г-н Миньян: Это очень хороший вопрос. Как вы можете видеть, очень важно прочитать итоговый пресс-релиз, в котором обобщается и учитывается обсуждение на заседании Исполнительного совета. В результате обсуждения исполнительные директора пришли к выводу, что они считают обоснованной выжидательную позицию Банка России с учетом превышения инфляцией прогнозных темпов и наличия некоторых проинфляционных факторов, хотя в целом они считают, что есть возможность для дальнейшего снижения ставки. Итак, актуализированная позиция Фонда, выраженная исполнительными директорами, состоит в том, что в принципе они считают обоснованной позицию Банка России по ставке. Я ответил на ваш вопрос?
ВОПРОС: У меня также вопрос относительно вашей позиции по ставкам. Если инфляция начнет замедляться, когда, с вашей точки зрения, наступит правильный момент для снижения ставки, которое предлагают ваши директора? И прокомментируйте, пожалуйста, опасения, что Банк России сейчас может скорее начать повышать ставку, а не снижать ее в этом году.
Г-Н МИНЬЯН: Ну, прежде всего, должен сказать, что денежно-кредитная политика – это не естественно-научная дисциплина, где можно точно назвать декабрь, январь или 2 февраля. Еще во время миссии в ноябре мы говорили «в ближайшие месяцы», а это довольно неопределенный период времени. Что касается второй части вашего вопроса, мы не рассматриваем эту возможность. Еще раз повторю, что исполнительные директора считают обоснованной выжидательную позицию Банка России. Думаю, можно уверенно сказать, что на заседании Исполнительного совета не обсуждалось повышение ставки. Что касается моего личного мнения, как главы миссии и сотрудника Фонда, я думаю, повышение ставки на данном этапе было бы преждевременным в условиях отрицательного разрыва выпуска. Плюс, как мы считаем, проинфляционные факторы носят временный характер. Это моя личная точка зрения. Что касается директоров, обсуждался в основном выбор между смягчением и выжидательной позицией. Переход к ужесточению не обсуждался. И, как я сказал, директора в целом видят смысл в решении Банка России взять паузу и посмотреть, как будет развиваться ситуация.

Департамент коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ
СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Wafa Amr
ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: MEDIA@IMF.org

MIL OSI

MIL OSI Europe News