Post sponsored by NewzEngine.com

Source: IMF – News in Russian

Тобиас Адриан и Томмазо Манчини-Гриффоли
19 февраля 2021 г.
(фото: Sefa Ozel, Getty Images)
Мы высоко ценим инновации и разнообразие, в том числе в том, что касается денег. В течение одного дня мы можем осуществлять платежи, проводя кредитной картой, махнув телефоном или щелкнув мышью. Мы можем расплатиться банкнотами и монетами, хотя во многих странах это делается все реже.
Для современного мира характерна двойная денежная система, в которой используются деньги, выпущенные частными фирмами, — всеми видами банков, телекоммуникационными компаниями или специализированными компаниями платежных услуг, и которая построена на базе денег, эмитированных государством — центральными банками. Хотя эта система не идеальна, она имеет значительные преимущества, в том числе инновации и разнообразие продукции, источником которых в основном является частный сектор, и стабильность и эффективность, обеспечиваемые государственным сектором.
Эти цели — инновации и разнообразие с одной стороны и стабильность и эффективность с другой — взаимосвязаны. Больше одного обычно значит меньше другого. При этом страны, и особенно их центральные банки, должны находить компромиссные решения. В какой степени следует опираться на частный сектор, а в какой — самим осуществлять инновации? Многое зависит от предпочтений, доступных технологий и эффективности регулирования.
Поэтому с появлением новой технологии естественным будет задать вопрос о том, как будет развиваться сегодняшняя двойная денежная система. Если в самом деле появятся деньги в цифровой форме, именуемые цифровой валютой центрального банка, будет ли это означать вытеснение частных денег или возможность их расцвета? Первый вариант, несомненно, возможен в случае введения более строгого регулирования. Мы считаем, что сохраняется и вторая возможность —при более широком подходе к устройству сегодняшней двойной денежной системы. Важно, чтобы центральным банкам не приходилось выбирать: либо предлагать цифровую валюту центрального банка, либо поощрять создание частным сектором собственного цифрового варианта. Эти две формы могут сосуществовать и дополнять друг друга, например, если центральные банки будут выбирать определенные схемы и обновлять свои системы регулирования.
Сосуществование государства и частного сектора
Как это ни странно, но можно считать, что деньги, выпущенные частными фирмами и государством, сосуществовали на протяжении всей истории. Почему же более инновационные, удобные, простые для использования и легко адаптируемые частные деньги не смогли полностью вытеснить государственные деньги?
Ответ кроется в их фундаментальной симбиотической взаимосвязи: возможности обменять частные деньги на полностью безопасные и ликвидные государственные деньги, будь то банкноты или монеты, или резервы центрального банка, хранящиеся в отдельных банках.
Частные деньги, которые могут быть обменены по фиксированной номинальной стоимости на валюту центрального банка, становятся стабильным средством сбережения. Десять долларов на банковском счете можно обменять на десятидолларовую купюру, которая будет признана в качестве законного платежного средства для погашения долгов. Этот пример может казаться очевидным, но он опирается на сложные основы: надежное регулирование и надзор, государственная поддержка, например, в виде страхования вкладов и кредитора последней инстанции, а также частичное или полное обеспечение резервами центрального банка.
Более того, выпущенные частными фирмами деньги становятся эффективным средством платежа в той мере, в какой их можно обменять на валюту центрального банка. Принадлежащие Энн 10 долларов на счете в банке A могут быть переведены на счет Боба в банке B, поскольку они обмениваются в процессе этого перевода на валюту центрального банка, актив, которому оба банка доверяют и который они хранят и могут обменивать. В результате эти выпущенные частным образом деньги становятся операционно-совместимыми. Это способствует конкуренции—поскольку Энн и Боб могут хранить деньги в разных банках и при этом осуществлять платежи друг другу — и, следовательно, развитию инноваций и разнообразия реальных форм денег.
Короче говоря, возможность обмена на валюту центрального банка имеет важное значение для стабильности, операционной совместимости, инноваций и разнообразия денег, выпущенных частным сектором, будь то в виде банковского счета или в другой форме. Система, оперирующая лишь частными деньгами, была бы слишком рискованной. А система, оперирующая только валютой центрального банка, может лишиться важных инноваций. Опираясь друг на друга, каждая из форм создает сегодняшнюю систему двойных денег, что обеспечивает необходимый хорошо послуживший нам баланс.
Валюта центрального банка в эпоху цифровых технологий окажется под давлением
А что случится с этой системой завтра, когда мы полностью вступим в эпоху цифровых технологий? Будет ли привлекательность цифровых валют, выпускаемых центральными банками, настолько велика, что они отодвинут на второй план деньги, выпускаемые частным сектором? Или же они будут, как и прежде, оставлять возможность для инноваций в частном секторе? Во многом это будет зависеть от способности и готовности каждого центрального банка осуществлять инновации постоянно и в значительных масштабах. Идти в ногу с технологическим прогрессом, быстро меняющимися потребностями пользователей и нововведениями частного сектора — совсем не простая задача.
Цифровые валюты центральных банков сродни как смартфону, так и его операционной системе. На базовом уровне они представляют собой технологию расчетов, позволяющую хранить и переводить денежные средства, аналогично передаче битов между процессором, памятью и фотокамерой телефона. На другом уровне они представляют собой форму денег, характеризующуюся особой функциональностью и внешним видом, что очень похоже на операционную систему.
Таким образом, центральным банкам необходимо стать более похожими на компании Apple или Microsoft, для того чтобы цифровые валюты центральных банков продолжали соответствовать передовым технологиям и сохраняли свое место в кошельках пользователей в качестве преобладающей и предпочтительной формы электронных денег.
Инновации в эпоху цифровых технологий на несколько порядков сложнее и быстрее процесса обновления элементов защиты бумажных банкнот. Например, управление цифровыми валютами центральных банков может изначально осуществляться из центральной базы данных, хотя впоследствии, по мере развития технологий, его можно передать распределенным бухгалтерским регистрам (синхронизированным реестрам, которые хранятся и обновляются автоматически в пределах сети), которые могут быстро заменяться другими регистрами в случае значительных улучшений в технологиях. Телефоны и операционные системы тоже совершенствуются в результате важных обновлений, предоставляемых не реже одного раза в год.
Кроме того, в эпоху цифровых технологий изменение потребностей и ожиданий пользователей, вероятно, будет гораздо более быстрым и непредсказуемым. Информация и активы могут перемещаться в распределенные регистры, и для их монетизации может требоваться наличие денег в той же сети. Деньги можно переводить совершенно новыми способами, в том числе автоматически с помощью чипов, встроенных в изделия повседневного использования. Для удовлетворения этих потребностей могут быть необходимы новые характеристики денег и, следовательно, частые архитектурные изменения и разнообразие. Сегодняшние или даже завтрашние деньги вряд ли смогут удовлетворить потребности послезавтрашнего дня.
Цифровые валюты центральных банков будут испытываться давление также со стороны предложения. Частный сектор не откажется от внедрения инноваций. Появятся новые схемы электронных денег и стейблкоинов. По мере роста спроса на эти продукты регулирующие органы будут принимать меры для ограничения рисков. И неизбежно возникнет вопрос: как эти формы денег будут взаимодействовать с цифровыми валютами, выпущенными центральными банками? Будут ли они существовать раздельно или некоторые из них будут интегрированы в двойную денежную систему, в которой деньги, предоставляемые частным сектором и центральным банком, будут дополнять друг друга?
Сохраняется возможность партнерства с частным сектором
Центральным банкам будет непросто идти в ногу с темпами изменения технологий, потребностей пользователей и конкуренции в частном секторе. Однако они не должны делать это в одиночку.
Во-первых, цифровую валюту центрального банка можно сконструировать таким образом, чтобы это стимулировало частный сектор к инновациям на ее основе, подобно тому, как это делают разработчики приложений, добавляющие привлекательные функции к телефонам и их операционным системам. Получив доступ к открытому набору команд («интерфейсам прикладного программирования»), преуспевающее сообщество разработчиков программ может расширить возможности использования цифровых валют центральных банков, не ограничиваясь предоставлением простых услуг электронного кошелька. Например, они могут упростить автоматизацию платежей, чтобы оплата за поставку товаров осуществлялась сразу же по их получению, или создать функцию поиска, позволяющую перечислить деньги своему другу только на основе его номера телефона. Задача будет заключаться в отборе тех дополнительных услуг, которые будут гарантировать полную безопасность.
Во-вторых, некоторые центральные банки могут даже допустить сосуществование других форм электронных денег (во многом аналогично параллельным операционным системам), обеспечивая при этом функциональные возможности проведения расчетов в цифровых валютах центральных банков и стабильность этих валют. Это откроет путь к ускорению инноваций и более широкому выбору продуктов. Например, по какой-то цифровой валюте можно допустить уступку в плане скорости расчетов, чтобы предоставить пользователям возможность более полного контроля над автоматизацией платежей.
Станет ли эта новая форма электронных денег стабильным средством сбережения? Да станет, если их можно будет обменять на валюту центрального банка (электронные или неэлектронные) по фиксированной номинальной стоимости. Это будет возможно, если они будут полностью обеспечены валютой центрального банка.
И станет ли эта форма электронных денег эффективным средством платежа? Опять же да, станет, поскольку расчет будет производиться незамедлительно в любой конкретной сети электронных денег—точно так же, как между счетами в одном и том же банке. Причем эти сети будут операционно совместимыми в той мере, в какой осуществление платежа Бобу провайдером электронных денег Анны будет сопровождаться соответствующим перемещением валюты центрального банка, как и в современной двойной системе.
Такая форма электронных денег (которые в прошлом мы называли синтетической валютой) вполне могла бы сосуществовать с цифровой валютой центрального банка. Для того чтобы она могла служить задачам государственной политики, в том числе в отношении операционной устойчивости, защиты потребителей, поведения и состязательности на рынке, конфиденциальности данных и даже пруденциальной стабильности, необходимо наличие лицензионного соглашения и набора нормативных актов. Наряду с этим, для обеспечения финансовой добросовестности можно использовать цифровую идентификацию личности и дополнительные правила в отношении данных. Партнерские отношения с центральными банками требуют строгого соблюдения нормативных положений.
Система на века
Если страны решат развивать цифровые валюты центральных банков, им нужно будет подумать о способах использования возможностей частного сектора. Сегодняшнюю двойную денежную систему можно распространить на эпоху цифровых технологий. Валюта центральных банков (наряду с регулированием, надзором и контролем) по-прежнему будет играть важную роль в обеспечении стабильности и эффективности платежной системы. А деньги, выпущенные частным сектором, могут служить дополнением к этой основе, привнося в нее инновации и разнообразие, возможно, даже в большей степени, чем сегодня. Выбор центральными банками соотношения участия частного и государственного секторов в предоставлении денежных средств будет различаться между странами и в конечном счете будет зависеть от предпочтений, технологий и эффективности регулирования.

******
Тобиас Адриан—финансовый советник и директор Департамента денежно‑кредитной политики и рынков капитала МВФ. Он возглавляет работу МВФ в области надзора за финансовым сектором и наращивания потенциала, денежно-кредитной и макропруденциальной политики, финансового регулирования, управления долгом и рынков капитала. До прихода в МВФ он занимал должности старшего вице-президента Федерального резервного банка Нью-Йорка и заместителя директора Группы исследований и статистики. Г‑н Адриан преподавал в Принстонском университете и Университете Нью-Йорка и имеет многочисленные публикации в экономических и финансовых журналах, в том числе в American Economic Review и Journal of Finance. В центре внимания его исследовательской работы находятся совокупные последствия развития рынка капитала. Он имеет докторскую степень Массачусетского технологического института; степень магистра Лондонской школы экономики; диплом Университета Гете во Франкфурте и степень магистра Университета Дофин в Париже.
Томмазо Манчини-Гриффоли—заместитель начальника отдела Департамента денежно-кредитной политики и рынков капитала Международного валютного фонда (МВФ), специализирующийся на денежно-кредитной политике, деятельности центральных банков и финансовых технологиях. Он консультирует официальные органы стран и имеет опубликованные работы по вопросам, касающимся нетрадиционной монетарной политики, денежно-кредитной политики и финансовой стабильности, вторичных эффектов, режимов обменного курса и валютных интервенций, моделирования и прогнозирования, развивающихся основ денежно-кредитной политики, а также финансовых технологий и цифровых валют. До прихода в МВФ г-н Манчини-Гриффоли работал старшим экономистом в Отделе исследований и денежно-кредитной политики Швейцарского национального банка, где он консультировал Совет по вопросам квартальной денежно-кредитной политики. До этого он в течение несколько лет работал в частном секторе, в Goldman Sachs, Boston Consulting Group и технологических стартапах в Кремниевой долине. Имеет докторскую степень Аспирантуры в Женеве и степени Лондонской школы экономики и Стэнфордского университета.

MIL OSI

MIL OSI Europe News