Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Ministry of Foreign Affairs –

Уважаемая госпожа Председатель,

Урегулирование кризиса на Украине так и не может выбраться из тупика, в который его завело нежелание Киева осуществлять прямой и результативный диалог с представителями Донецка и Луганска в минской Контактной группе.

Видеоконференция 19 марта внешнеполитических советников лидеров «нормандской» четверки, к сожалению, не привела к конструктивным подвижкам в позиции украинских властей. Более того, представитель Украины отказался подтвердить безусловное, без каких-либо изъятий и интерпретаций, выполнение обязательств Киева в рамках мер по усилению режима прекращения огня, согласованных с представителями Донбасса 22 июля 2020 года в Контактной группе. Речь идет в том числе о необходимости привести официальное заявление Минобороны Украины от 27 июля 2020 года об издании приказа о прекращении огня в соответствие с указанными мерами.

Трагические последствия неконструктивного подхода Киева продолжают исчисляться людскими жизнями и поломанными судьбами донбассцев. По сообщениям донецких властей, 22 марта от огнестрельного ранения погиб мирный житель пос. Александровка, которому был 71 год. Он просто занимался хозяйственными делами во дворе своего дома. Ожидаем от Спецмониторинговой миссии ОБСЕ (СММ) максимально оперативного изучения этой информации и отражения ее в отчетах.

Мирные жители не первый раз становятся жертвами прицельного огня украинских военных в этом поселке, расположенном в отдельных районах Донецкой области. Согласно отчету СММ за 16 марта, еще один житель Александровки был ранен 22 февраля. Чтобы сохранить ему жизнь, потребовалась ампутация конечностей. Ранее Миссия подтвердила, что 8 февраля у н.п. Богдановка Донецкой области был убит водитель такси, автомобиль которого украинские военные на подконтрольной им территории целенаправленно расстреляли за якобы «въезд в запрещенную зону». Пассажир этого гражданского автомобиля был ранен (ежедневные отчеты от 9 февраля и 18 марта).

Подчеркнем – эти инциденты произошли в условиях, когда должны действовать меры по усилению режима прекращения огня, безоговорочную приверженность которым Киев упорно отказывается подтверждать. Обращаем внимание, что ранее представители Киева неоднократно указывали, что к украинским военным не применяются какие-либо дисциплинарные взыскания за нарушения режима прекращения огня. Это прямо противоречит упомянутым мерам.

В ходе недавних заседаний Постоянного совета делегация Украины неоднократно ссылалась на то, что координационный механизм по реагированию на нарушения, дескать, не может быть задействован в полной мере по причине того, что российские офицеры не принимают участие в работе Совместного центра контроля и координации (СЦКК). Напомню, что прекращение такого участия в декабре 2017 года стало вынужденным шагом и было вызвано действиями украинских властей, выдвинувших российским офицерам неприемлемые условия работы.

Их, в частности, попытались обязать выполнять требования, идущие вразрез с российским законодательством, регулирующим статус военнослужащих – к примеру, предоставлять избыточные биометрические данные, проходить за пределами России дактилоскопию и т.д. А затем украинские власти и вовсе приняли законодательные акты, сделавшие безопасное пребывание российских офицеров в составе СЦКК на территории Украины юридически невозможным. В соответствии с вступившим в силу 24 февраля 2018 года законом о т.н. «реинтеграции» Донбасса Россия была объявлена «государством-агрессором». При этом никакого специального правового регулирования для российских представителей в СЦКК принято не было. В этой связи нынешние призывы представителей Украины к России возвратить своих офицеров в состав СЦКК – всего лишь пустая пропаганда. В каком статусе и на каком основании они должны пребывать на территории Украины?

Помимо этого, вновь обращаем внимание, что в соответствии с мерами по усилению режима прекращения огня от 22 июля 2020 года руководству вооруженных сил Украины и вооруженных формирований отдельных районов Донецкой и Луганской области надлежало издать приказы, в соответствии с которыми реагирование на нарушения режима должно производиться с задействованием координационного механизма «при содействии СЦКК в действующем составе» – то есть по состоянию на дату подписания упомянутых мер. Как известно, на момент согласования мер действующий, фактический состав СЦКК по обе стороны от линии соприкосновения состоял из представителей вооруженных сил Украины и вооруженных формирований отдельных районов Донбасса соответственно. Это подтверждается и регулярными наблюдениями СММ.

Представители нынешнего руководства Украины продолжают категорически отвергать диалог с Донецком и Луганском. 23 марта в эфире телеканала «Украина‑24» советник по информационной политике делегации Украины в Контактной группе А.Арестович заявил о том, что целью Российской Федерации с 2014 года «является только одно – чтобы мы вступили в прямые переговоры с квазигосударственными образованиями, которые по недоразумению называются “ЛНР” и “ДНР”. Мы на это не пойдем, мы им это последовательно сообщаем». Вновь задаемся вопросом: а чьи полномочия представители Киева признали и подтвердили в подписном протоколе заседания Контактной группы от 11 марта 2020 года?

Расцениваем высказывание А.Арестовича как очередное подтверждение сознательного отхода украинских властей от буквы и духа «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 года, положения которого содержат четкие указания на необходимость согласования различных аспектов урегулирования между представителями руководства Украины и отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках прямого диалога в Контактной группе. Более того, такие высказывания ставят под вопрос и все иные договоренности в сфере безопасности, выработанные в предыдущие годы в рамках переговоров Киева с Донбассом.

Уважаемая госпожа Председатель,

Представители радикальных националистических движений продолжают играть заметную роль во внутриукраинской политической жизни. Несмотря на заверения руководства Украины в обратном, Киев продолжает выстраивать свою линию под давлением, а зачастую и во взаимодействии с националистами. В этом ряду и введенная в 2017 году по требованию «Правого сектора» и других радикальных движений социально-экономическая блокада Донбасса. Власти Украины продолжают ее и сегодня.

Громкие выходки сторонников идей украинской национальной исключительности продолжают сходить им с рук. 20 марта агрессивные радикалы в ходе очередного протеста перед офисом Президента Украины в Киеве вновь предъявляли властям свои условия. В ходе бесчинств они разбили окна входных дверей, исписали наружные стены националистическими лозунгами, нарисовали свастику, пытались поджечь здание. Присутствовавшие на месте правоохранители не стали этому препятствовать. Согласно многочисленным видеосвидетельствам и отчету СММ за 22 марта полиция безуспешно попыталась вмешаться лишь после того, как зданию был нанесен ущерб, но участников акции на месте не задерживала. Выборочные действия по установлению причастных к этой выходке начались лишь после ее завершения.

На этом фоне вспоминаются события 19 января в Киеве, когда сотрудники полиции моментально воспрепятствовали проведению двух мирных собраний. В тот день граждане вышли на пикеты с требованием к властям прекратить государственную, в том числе финансовую, поддержку националистических движений и расследовать остающиеся безнаказанными нападения ультраправых радикалов. Тогда свыше десятка участников мирной акции были сразу же задержаны полицией на месте. В присутствии телекамер сотрудник правоохранительных органов заявлял, что на Украине «конституция сейчас не действует». Эти события, к слову, отражения в отчетах СММ так и не получили.

Наконец, весьма показательным стало недавнее интервью украинскому изданию «Факты» некоего Р.Зайцева, называющего себя исполнительным директором одиозного сайта «Миротворец». На нем продолжают размещаться личные данные тех, кто по мнению националистов представляет угрозу безопасности Украины. Среди этих лиц – общественники, оппозиционные политики, журналисты, деятели культуры и искусства, чьи взгляды или высказывания стали неугодными постмайданным властям. К слову, в списке немало иностранных граждан. Некоторые украинские видные фигуры уже стали жертвами спланированных нападений и в результате погибли – например писатель Олесь Бузина, политик Олег Калашников. Всего в базе данных – порядка 240 тысяч имен, из которых около 160 тысяч – жители Украины. Фигурировали там, кстати, и сотрудники СММ.

Примечательно следующее: в своем интервью Р.Зайцев дал понять, что ресурс был создан при участии украинских спецслужб, а также министерств внутренних и иностранных дел и госпогранслужбы Украины. Более того, в настоящее время он продолжает, дескать, тесно координировать с ними свою работу. Р.Зайцев добавил, что финансовую и техническую поддержку сайту оказывают представители более 40 стран, включая дипломатов, военнослужащих и сотрудников иностранных спецслужб. К слову, 11 февраля Европарламент призвал закрыть этот разжигающий ненависть ресурс, существующий с 2014 года. Почему же тогда в ОБСЕ молчат представители Европейского союза?

Призываем ОБСЕ, в том числе Представителя по вопросам свободы СМИ Т.Рибейру, обратить на эти откровения самое серьезное внимание. Тут ведь прямая угроза жизни и безопасности журналистов.

В очередной раз констатируем, что кризис на Украине является результатом срежиссированного, профинансированного и организованного из‑за рубежа государственного переворота в феврале 2014 года, приведшего к вооруженному противостоянию в Донбассе и многочисленным страданиям миллионов мирных жителей. Призываем внешних кураторов нынешних украинских властей оказать на них максимальное влияние, чтобы побудить действовать в интересах мира и гражданского согласия и демонстрировать приверженность принципам ОБСЕ не только на словах, но и на практике. Это важно, в том числе, для скорейшего достижения мира на востоке Украины на основе реализации минского «Комплекса мер» от 12 февраля 2015 года.

Благодарю за внимание

 

MIL OSI Europe News