Post sponsored by NewzEngine.com

Source: IMF – News in Russian

Директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева Вашингтон, округ Колумбия, 30 марта 2021 года
29 марта 2021 г.
1. Введение: надежды и опасности
Благодарю Вас, Фарид, за теплое приветствие, и спасибо Ричарду Хаассу и Совету по международным отношениям за организацию этого мероприятия.
Наши организации связаны между собой общей историей и ценностями: обе были основаны в поворотный момент мировой истории после завершения глобальных конфликтов; обе организации глубоко привержены достижению мира и процветания во всем мире.
Сегодня мы подошли к еще одному поворотному моменту. Как говорил Франклин Д. Рузвельт, «момент в истории, в котором мы оказались, полон надежд и опасностей»i.
Хорошая новость заключается в том, что мировая экономика обрела более устойчивую основу. Миллионы людей получают вакцины, дающие надежду на возвращение к нормальной жизни и возможность обнять друзей и родных.
Но есть и опасности.
Между странами углубляются расхождения по уровню благосостояния. Вакцины пока доступны не всем и не везде. Слишком много людей продолжают терять работу и страдать от роста бедности. Слишком много стран остаются позади.
Нам нельзя терять бдительность!
От того, что мы предпримем сегодня, будет зависеть то, каким станет мир после кризиса. Поэтому мы должны поступить так, как нужно.
Это, прежде всего, означает, что нужно дать каждому шанс — шанс на прививку, которую можно было бы получить повсеместно, чтобы положить конец пандемии; а также шанс на будущее для уязвимых людей и стран, чтобы наметить путь к всеобъемлющему и устойчивому восстановлению.
Это станет темой наших виртуальных Весенних совещаний, которые состоятся на следующей неделе.
2. Глобальные перспективы: расхождения и неопределенность
Начнем с оценки экономической ситуации.
В январе мы прогнозировали, что рост мировой экономики в 2021 году составит 5,5 процента. Сейчас мы ожидаем дальнейшее ускорение роста, отчасти благодаря дополнительным мерам поддержки, в том числе принятию нового пакета бюджетных мер в США, и отчасти благодаря ожидаемому восстановлению во многих странах с развитой экономикой на фоне распространения вакцин.
Это позволило нам скорректировать в сторону повышения наш прогноз роста мировой экономики на текущий и на 2022 год, которой вы сможете увидеть в нашей публикации «Перспективы развития мировой экономики» на следующей неделе.
История о том, как мы подошли к этому моменту, — это рассказ о самоотверженной работе медперсонала и докторов, спасавших жизни пациентов, о работниках жизненно важных служб, поддерживающих средства к существованию людей, об ученых со всего мира, объединивших усилия для разработки вакцины в кратчайшие сроки. Государства также приняли чрезвычайные меры, в том числе меры бюджетной поддержки и масштабные вливания ликвидности со стороны центральных банков на общую сумму в 16 триллионов долларов США.
Без этих синхронизированных мер падение мировой экономики в прошлом году могло бы стать, как минимум, в три раза глубже. Только представьте: оно могло бы перерасти в еще одну Великую депрессию. Кроме того, мы избежали еще одного финансового кризиса — и не только благодаря чрезвычайным мерам, но и потому что за последнее десятилетие страны объединили усилия, чтобы повысить устойчивость банковских систем.
Тем не менее, несмотря на улучшение общего прогноза, с точки зрения перспектив восстановления, опасные расхождения отмечаются не только внутри стран, но и между странами и регионами. Так, налицо разные темпы восстановления, которые все больше определяются двумя движущими силами, — США и Китаем. Эти страны относятся к небольшой группе государств, уровень ВВП которых к концу 2021 года намного превысит докризисные показатели.
Но это исключение из правила.
К следующему году в странах с развитой экономикой потери доходов на душу населения нарастающим итогом составят 11 процентов по сравнению с докризисными прогнозами. Что касается стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, кроме Китая, то потери будут намного серьезнее и составят 20 процентов, а это приведет к сокращению на пятую часть и без того низкого уровня доходов на душу населения по сравнению с более богатыми странами.
Такие потери доходов означают, что миллионы людей столкнутся с угрозой лишений, потери жилья и голода.
Мы это ясно видим. Однако многие другие вещи не столь очевидны. Так, одна из наиболее серьезных опасностей, которые нас подстерегают, — это чрезвычайно высокий уровень неопределенности.
Поэтому очень многое будет зависеть от траектории развития пандемии, которая в настоящее время характеризуется неравномерным темпом вакцинации и появлением новых штаммов вирусов, сдерживающих перспективы экономического роста, — особенно в Европе и Латинской Америке.
Возможно также обострение ситуации в уязвимых странах с формирующимся рынком, странах с низкими доходами и в уязвимых государствах. Такие страны уже испытывают более серьезную нехватку бюджетных ресурсов для борьбы с кризисом, а многие из них оказались чрезвычайно уязвимы к пострадавшим секторам, таким как туризм.
Сейчас они столкнулись с дефицитом вакцин и с еще меньшими бюджетными возможностями. При этом некоторым из них уже грозит критическая ситуация с суверенным и корпоративным долгом или задолженностью в банковском секторе.
Ситуация также осложняется неопределенностью по поводу финансовых условий. Ускорение восстановления — это в целом позитивное явление, однако оно может обернуться и не столь желательными последствиями. Например, уверенный рост экономики США может благоприятно сказаться на ситуации во многих странах благодаря росту внешней торговли. Мы ожидаем, что динамика инфляции будет оставаться сдержанной, однако ускорение восстановления экономики США может спровоцировать быстрый рост процентных ставок, а это может повлечь за собой резкое ужесточение условий на финансовых рынках и существенный отток капитала из стран с формирующимся рынком и развивающихся стран.
Это создаст серьезные проблемы — особенно для стран со средним уровнем доходов, испытывающих серьезные потребности во внешнем финансировании и имеющих повышенный уровень долга. Многим из этих стран потребуется дополнительная поддержка.
Возобновление роста также положит начало переходному периоду в экономике и необходимости урегулировать обусловленные кризисом долговременные «шрамы», в том числе воздействие на человеческий капитал, особенно на молодежь, работников с низкой квалификацией, женщин и занятых в неформальном секторе.
Если мы допустим углубление таких «шрамов», то это подорвет потенциал роста, что еще больше осложнит задачу повышения занятости и сокращения неравенства.
3. Уверенные меры экономической политики: дать людям шанс
Все предельно ясно: если мы не предоставим людям равных возможностей, то устойчивого восстановления не произойдет.
Итак, что следует сделать?
Во-первых, мы должны строго придерживаться курса на преодоление кризиса. Нам необходимо следовать примеру ученых и активизировать международные усилия, предприняв все возможное для наращивания масштабов производства, распределения и доставки вакцины.
Один из вариантов — воссоздать на международном уровне модель, доказавшую свою успешность на национальном уровне, а именно, предоставлять субсидии на производство вакцин, поставку сырья и доставку вакцины до конечных потребителей. Мир нуждается 4 в разработке справедливого механизма перераспределения излишков вакцин от стран, имеющих переизбыток, в пользу стран, испытывающих их дефицит, а также в полноценном финансировании механизма COVAX для ускорения масштабов вакцинации в более бедных странах.
Только так мы сможем защитить здоровье людей и ускорить восстановление. В случае более быстрого преодоления кризиса в сфере здравоохранения к 2025 году глобальный ВВП может увеличиться почти на 9 триллионов долларов США.
Однако возможности для действий быстро заканчиваются. Чем больше времени потребуется для наращивания производства и распространения вакцин, тем сложнее будет добиться таких результатов.
Разумеется, меры политики должны учитывать конкретные потребности стран, ситуацию с пандемией и экономические факторы.
Несмотря на то, что кризис еще не преодолен, важнейшей задачей является помощь уязвимым домохозяйствам и жизнеспособным предприятиям. Для этого требуются адресные меры налогово-бюджетной политики в рамках надежной среднесрочной основы, а также продолжение курса на смягчение денежно-кредитной политики.
Учитывая различия в темпах восстановления, было бы благоразумно пристально следить за финансовыми рисками, в том числе за активами, стоимость которых завышена. Крупным центральным банкам следует тщательно подходить к информированию о своих планах для предотвращения чрезмерной финансовой волатильности как на внутреннем рынке, так и за рубежом. Это позволит поддержать жизненно важные потоки капитала, особенно в странах со средними доходами.
Во-вторых, мы обязаны обеспечить надежное восстановление. По мере ослабления пандемии необходимо начать сворачивать государственные программы предоставления вынужденного отпуска и поддержки работников. Однако такой переход следует осуществлять с осторожностью, чтобы смягчить воздействие на работников, в виде поддержки доходов, адресных субсидий на наем, переобучения и переквалификации сотрудников.
Следует также дополнительно поддерживать жизнеспособные малые и средние предприятия путем вливания капитала и повышения эффективности процедур банкротства. МСП — самые крупные работодатели в мире. Однако, как показывают наши исследования, по мере сворачивания мер поддержки доля несостоятельных МСП может резко возрасти в этом году, а это угрожает потерей одного из десяти рабочих мест в этом жизненно важном секторе.ii
В большинстве стран с формирующимся рынком и развивающихся стран действуют относительно более слабые процедуры банкротства. Это означает, что они более серьезно пострадают в случае волны банкротств. Поэтому нам необходимо продолжить реформы для ослабления влияния таких экономических «шрамов» и обеспечить более справедливый переходный период.
В-третьих, мы должны инвестировать в будущее. Кризис наглядно продемонстрировал важность готовности к пандемии и в более широком плане — к инвестициям в обеспечение устойчивости, особенно к климатическим шокам. Набирает темп движение в сторону более «зеленой», умной и инклюзивной экономики.
К настоящему времени на климатические нужды и «зеленое» финансирование была потрачена лишь небольшая часть бюджетного стимула. Но тенденция разворачивается, и для этого есть все основания.
Скоординированные меры по стимулированию инвестиций в экологичную инфраструктуру, наряду с системой установления тарифов за выбросы углерода, могут в течение следующих 15 лет ускорить рост мирового ВВП на 0,7 процента и создать миллионы рабочих мест.iii
Кроме того, есть потенциал и для цифровизации. В ходе проведенного недавно обследования iv примерно 50 процентов покупателей сообщили, что они используют цифровые платежи чаще, чем до пандемии. Все больше центральных банков рассматривают вопрос о введении цифровых валютv, способных привести к трансформации международной валютной системы. Инвестиции в цифровую инфраструктуру могут помочь преобразовать нашу экономическую систему за счет ускорения производительности и повышения уровня жизни.
Для того чтобы раскрыть этот потенциал, нам необходимо совершенствовать инфраструктуру наряду с расширением доступа к интернету и повышением инвестиций в образование и здравоохранение населения. Для этого потребуются достаточные государственные доходы и перестройка национальных налоговых систем с учетом реалий XXI века. Во многих случаях это означает переход на прогрессивное и более справедливое налогообложение.
Эти усилия должны сопровождаться модернизацией международного налогообложения корпораций в рамках многосторонних усилий, гарантирующих, что высокорентабельные компании уплачивают налоги на тех рынках, где они ведут хозяйственную деятельность. Это также будет способствовать укреплению государственных финансов, особенно в более бедных странах.
Все это чрезвычайно важно. Но это продвинет нас только до определенной точки.
Суровая реальность заключается в том, что более бедные страны рискуют не успеть совершить исторический переход к новой мировой экономике, построенной на экологической и цифровой основах.
Как показывают опубликованные сегодня результаты нового исследования МВФ vi, странам с низкими доходами в течение пяти лет потребуется потратить примерно 200 млрд долларов США только для того, чтобы справиться с пандемией. Помимо этого, им понадобится еще 250 млрд долларов США, чтобы вернуться на путь, который позволит им сократить отставание от стран с более высоким уровнем доходов.
Профинансировать эти усилия самостоятельно они смогут лишь отчасти. Для достижения успеха потребуются комплексные меры в виде мобилизации внутренних доходов, увеличения внешнего льготного финансирования и наращивания помощи для урегулирования долговой ситуации. Одобренная Группой 20-ти Инициатива по приостановке выплат в счет обслуживания долга и новые общие основы — хорошее начало.
Что касается МВФ, то он принял беспрецедентные меры. Мы предоставили 85 странам новое финансирование на сумму свыше 107 млрд долларов США, а также облегчение бремени обслуживания долга 29 наиболее бедным странам-членам. Объем выделенных МВФ финансовых ресурсов странам Африки к югу от Сахары в прошлом году примерно в 13 раз превысил среднегодовые объемы финансирования за предыдущие десять лет.
Меня также глубоко воодушевляет, что со стороны стран-членов растет поддержка возможного общего распределения СДР в объеме 650 млрд долларов США. Это послужит на благо всех наших стран-членов, особенно наиболее уязвимых государств, позволив укрепить резервы без увеличения долгового бремени. Это станет мощным сигналом, свидетельствующим о многосторонней солидарности, и позволит высвободить ресурсы для поддержания программ вакцинации и финансирования других неотложных мер.
Подобно тому, как мы помогаем бороться с кризисом, мы будем помогать нашим странам-членам обеспечивать восстановление экономики.
4. Вывод
Позвольте мне вернуться к тому, с чего я начала, — к Франклину Делано Рузвельту. 12 февраля 1945 года он призвал Конгресс США принять Бреттонвудские соглашения, которые положили начало МВФ и Всемирному банку.
Он сказал: «Мир начнет двигаться либо в сторону объединения и всеобщего процветания, либо в сторону разобщения. У нас есть шанс использовать наше влияние на благо более сплоченного мира ради всеобщего взаимодействия».
Эти слова как никогда актуальны сегодня, когда на долю нашего поколения выпало самое серьезное испытание. То, как мы объединим наши усилия, чтобы построить лучший мир, надолго останется в памяти будущих поколений.
Давайте используем этот шанс.
____________________________________________
i Обращение к Конгрессу Франклина Д. Рузвельта по поводу Бреттонвудских соглашений (12 февраля 1945 года).
ii Докладная записка МВФ (будет опубликована в апреле 2021 года) «Перспективы несостоятельности малых и средних предприятий в странах с развитой экономикой: выводы и возможные варианты экономической политики» (Insolvency Prospects Among Small-and-Medium-Sized Enterprises in Advanced Economies: Assessment and Policy Options). 
iii «Перспективы развития мировой экономики» МВФ (октябрь 2020 года), глава 3. Смягчение изменения климата: стратегии, благоприятные для роста и распределения доходов.
iv Доклад «Global Online Payment Methods 2020 and COVID-19’s Impact».
v Согласно проведенному в феврале 2021 года опросу страновых экономистов МВФ, из 159 стран в 70 процентах случаев центральные банки либо изучают последствия использования цифровой валюты, проводя в настоящее время пилотное тестирование, либо собираются эмитировать цифровую валюту центрального банка (ЦВЦБ) в краткосрочной и среднесрочной перспективе.
vi Документ Исполнительного совета МВФ (март 2021 года) «Тенденции и перспективы макроэкономического развития в странах с низким уровнем доходов в 2021 году» (Macroeconomic Developments and Prospects in Low-Income Countries 2021).

MIL OSI

MIL OSI Europe News