Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Ministry of Foreign Affairs –

Вопрос: С чем мы подошли к встрече глав МИД СНГ в Москве? Не превратилось ли Содружество окончательно в церемониальный формат? Зачем оно нужно, когда есть более практически ориентированные объединения, такие как ЕАЭС?

Ответ: Отличительной чертой интеграционных процессов на пространстве СНГ действительно является множественность форм сотрудничества. На практике это выражается в одновременной работе нескольких многосторонних региональных объединений, отличающихся по составу, спектру решаемых задач и степени интеграции.

Содружество Независимых Государств – самая широкая по охвату участников и сфер сотрудничества региональная платформа, доказавшая свою жизнеспособность и востребованность. Реальной альтернативы Содружеству по разнообразию форм и областей совместной деятельности в настоящий момент нет.

Говорить о том, что Евразийский экономический союз – более практически ориентированное объединение было бы, наверное, не вполне корректно. Становление и развитие любого многостороннего формата глубокой степени интеграции связано с решением массы практических вопросов. Однако это не умаляет роли механизмов СНГ. Речь идет, в частности, об отраслевом сотрудничестве входящих в него государств, развитии гуманитарных связей и контактов между людьми, решении непростых задач по модернизации экономик, обеспечению безопасности во всех ее аспектах. Активно задействуется потенциал СНГ как «площадки» для политического диалога.

Содружество «идет в ногу» со временем – совершенствуется деятельность его органов и структур, повышается их эффективность. В прошлом году принят целый ряд стратегических и программных документов, которые определяют вектор развития Организации на среднесрочную перспективу. Основные задачи, стоящие перед странами объединения на современном этапе, содержатся в актуализированной Концепции дальнейшего развития СНГ. Согласованные подходы в отношении межгосударственного взаимодействия в экономической сфере отражены в Стратегии экономического развития Содружества на период до 2030 г. и Плане мероприятий по реализации ее первого этапа 2021-2025 гг.

Очередное заседание Совета министров иностранных дел СНГ 2 апреля – первая встреча на высоком уровне в юбилейный для Организации год. В 2021 году мы отмечаем 30-летие создания СНГ. Отрадно, что пандемия пошла на спад и санитарно-эпидемиологическая обстановка позволяет провести мероприятие в очном формате. Повестка дня мероприятия весьма насыщенна.

Вопрос: Если говорить про ЕАЭС, можно ли ожидать в ближайшем будущем расширения этого формата? Может ли это произойти за счет Узбекистана, который недавно стал наблюдателем? Будет ли расширение обсуждаться на встрече глав правительств в Казани?

Ответ: Расширение ЕАЭС за счет новых государств-членов никогда не было самоцелью этого объединения и не фигурировало в качестве самостоятельной задачи в стратегии его развития. Первостепенное значение для участников Союза имеют прагматизм, практические выгоды, которые они сами получают от углубления экономической интеграции. Это – рост взаимной торговли, снятие преград на пути перемещения товаров, капиталов, услуг, трудовых ресурсов, общее укрепление социально-экономической стабильности в регионе.

В рамках ЕАЭС выработаны весьма гибкие подходы к сотрудничеству с третьими странами, которое может осуществляться в различных форматах, таких как диалоговое взаимодействие по отдельным вопросам, заключение соглашений о свободной торговле, получение государством статуса наблюдателя при Союзе, а также полноправного членства в объединении. В каждом конкретном случае государства-члены Союза принимают решение, исходя из общей заинтересованности в развитии контактов с тем или иным партнером.

Что касается Узбекистана, то мы, безусловно, высоко ценим усилия руководства страны по углублению сотрудничества с ЕАЭС, тем более что в силу тесных торгово-экономических связей республики с членами Союза оно открывает для обеих сторон немало новых перспектив. Будем только приветствовать, если, изучив деятельность ЕАЭС более детально в нынешнем статусе наблюдателя, в Узбекистане решат двигаться дальше по интеграционному пути в направлении полноправного членства.

В любом случае, при наличии у наших партнеров, в том числе
из государств СНГ, заинтересованности в сотрудничестве с Союзом мы всегда открыты для конструктивного диалога о наиболее оптимальных форматах такого взаимодействия.

Вопрос: Текущий год дает надежду на постепенное возвращение к офлайн форматам делового и дипломатического общения. В числе ближайших запланированных международных форумов – Петербургский экономический форум в июне и Владивостокский в сентябре. Есть ли уже понимание, кого из высокопоставленных иностранных гостей мы ждем на этих площадках?

Ответ: Поступательное улучшение санитарно-эпидемиологической обстановки в нашей стране определенно создало предпосылки для оживления на форумском треке. В первой половине марта с.г. оргкомитетами объявлено о проведении в этом году в России ведущих международных экономических мероприятий с участием Президента Российской Федерации В.В.Путина – XXIV Петербургского международного экономического форума (2-5 июня с.г.) и VI Восточного экономического форума во Владивостоке (2-4 сентября с.г.).

Главным условием их организации, безусловно, является обеспечение максимально безопасной среды для потенциальных участников. Необходимую работу в этом направлении проводит крупнейший организатор международных деловых событий в России Фонд «Росконгресс» во взаимодействии с Роспотребнадзором. В соответствии с рекомендациями последнего упомянутые форумы будут проходить в очно-заочном формате с тем пониманием, что окончательные параметры будут определяться с учётом ситуации вокруг COVID-19.

Мы ожидаем широкое подключение к обоим мероприятиям иностранных гостей как из числа официальных лиц, так и представителей бизнеса. МИД России уже проводит активную проработку данного вопроса. Рассчитываем на «живое» участие в программе форумов ряда высокопоставленных зарубежных представителей. При этом, не исключено, что некоторые запланированные сессии и «круглые столы» с привлечением иностранных гостей могут состояться в онлайн- или гибридном форматах.

Вопрос: Российская сторона в последнее время все чаще говорит о необходимости отхода от зависимости от доллара и контролируемых Западом платежных систем. А реален ли отказ России от них и от доллара? Что, грубо говоря, мы можем предложить на международном уровне вместо тех же Visa и MasterCard?

Ответ: Тенденция сокращения использования доллара во взаиморасчётах по торговым операциям стала объективной реакцией на сложившуюся в настоящее время геополитическую реальность. Снижение предсказуемости экономической политики США и неконтролируемое введение ими необоснованных ограничительных мер ставят под сомнение надежность и удобство применения американской денежной единицы как приоритетной валюты контракта.

Логично, что в таких условиях страны и компании вынуждены принимать меры, призванные минимизировать экономические потери и риски при проведении транзакций, и проявляют заинтересованность в развитии альтернативных механизмов взаиморасчетов. В этом свете расширение использования национальных денежных единиц в торговых операциях с другими государствами приобретает все большую актуальность и становится важным направлением текущей внешнеэкономической повестки.

В настоящее время активное взаимодействие России на данном направлении развивается с партнерами по АТР, где готовность к переходу на взаиморасчеты в национальных или отличных от доллара валютах достаточно высока. Многие страны Латинской Америки и Африки также проявляют растущий интерес к обсуждению возможностей повышения доли национальных валют во взаимных расчетах с Россией. Наиболее логичным и эффективным видится продвижение соответствующих усилий в рамках ЕАЭС и СНГ, рынки стран-членов которых уже имеют определенную степень интеграции, а участники торговли – опыт осуществления сделок в национальных денежных единицах. Активно развивается соответствующий диалог с партнерами по БРИКС.

С 2014 г. в России функционирует АО «Национальная система платежных карт» (НСПК), целью которой является обеспечение бесперебойности, эффективности и доступности оказания услуг по переводу денежных средств. С 2015 г. на базе НСПК выпускаются карты национальной платежной системы «МИР», разработанной в качестве национальной альтернативы международным платежным системам Visa и MasterCard.

Работа по синхронизации национальных платежных систем России и ряда государств продолжается в том числе в направлении развития сотрудничества между российской НСПК («МИР») и иностранными аналогами, в частности, китайской компанией «ЮнионПэй» (UnionPay), японской «ДжейСиБи», международной «Маэстро». Подобные «совместные» карты работают как в России, так и за рубежом. В частности, различные операции по ним доступны в Армении, Абхазии, Южной Осетии, Белоруссии, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Турции. В активной проработке – налаживание аналогичного сотрудничества по использованию карт «МИР» с рядом других государств.

Вопрос: Касается ли упомянутый выше отход системы SWIFT? Как Вы расцениваете риски отключения России от нее, и будет ли Россия сама снижать уровень использования этой системы? Как?

Ответ: Продвижение альтернативных SWIFT и независимых от США межбанковских систем совершения платежей и передачи информации с использованием современных финансовых технологий и решений также является важным направлением работы. В частности, набирают вес такие российские разработки, как «Система передачи финансовых сообщений» (Банк России) и «Транзит» (Московская биржа), прорабатываются варианты их сопряжения с иностранными аналогами (европейская SEPA, иранский SEPAM, китайские CUP и CIPS и др.).

Кроме того, принимая во внимание стремительное развитие цифровых валют и блокчейна, очевидно, что база для международных расчетов может быть сформирована совершенно на новой технологической основе. Таким образом, развитие альтернативных SWIFT систем, более продвинутых технологически и не претендующих на монополизацию этой сферы, является не только реакцией на сложившуюся геополитическую реальность, но и ответом на необходимость модернизации методов осуществления платежей с учетом современных передовых достижений в цифровой сфере.

Вопрос: Сообщалось, что Запад рассматривает возможность новых санкций против России, в том числе – против российского суверенного долга. Насколько критичны эти меры могут быть для России и какой ответ возможен со стороны Москвы? Может ли он быть сопоставимым по масштабу с продовольственным эмбарго?

Ответ: Не вызывает сомнений тот факт, что для ужесточения экономического давления на нашу страну используется любой надуманный, но, главное, раскрученный в медийном пространстве повод – будь то «отравление» А.Навального, «вмешательство» в чужие выборы или мнимая выплата вознаграждений за нападения на военнослужащих США в Афганистане. Это не что иное, как попытки наказать Россию за ее независимую и обоснованную позицию в международных делах. Мы еженедельно слышим заявления представителей администрации США о стремлении заставить нашу страну «заплатить цену» за «враждебные действия».

Показательно, с каким завидным постоянством обсуждается в СМИ, прежде всего, в западных, вариант возможного введения ограничений на операции с суверенным долгом России. За такими разговорами явно стоит целенаправленный расчет на создание «токсичной» атмосферы вокруг российских ценных бумаг, чтобы снизить их инвестиционный потенциал.

Администрация Д.Трампа в августе 2019 г. уже ввела запрет для американских банков участвовать в первичном размещении нерублевых российских суверенных облигаций. Возможные новые рестрикции в отношении российских гособлигаций – это «палка о двух концах», поскольку они явно навредят конкурентоспособности американских финансовых институтов, весьма заинтересованных в надежных вложениях. Впрочем, мы уже давно свыклись с тем, что «любители» односторонних ограничительных мер перестали считаться с потерями собственного бизнеса и граждан.

Одновременно продолжаем разработку мер на случай любых дальнейших враждебных шагов против российского суверенного долга. Как и всегда, будем реагировать выверенно и адекватно, исходя из интересов поддержания устойчивости российской экономики и финансовой системы.

Вопрос: США грозят санкциями и участникам строительства «Северного потока-2». Как в Москве оценивают реалистичность новых угроз Вашингтона в отношении этого проекта? Будет ли проект завершен в срок или есть риски задержки его ввода в эксплуатацию?

Ответ: Строительство газопровода «Северный поток-2» близится к завершению. Именно поэтому США усиливают давление на проект, угрожая санкциями участвующим в его строительстве компаниям. Односторонние ограничительные меры, зачастую с экстерриториальным эффектом, вводимые американцами в обход Совбеза ООН, уже давно вызывают возмущение не только в России, но и в официальных, деловых и общественных кругах большинства европейских стран. В Берлине, Вене и других столицах не понимают, почему энергетическая политика стран ЕС должна регулироваться из Вашингтона? Почему Европа должна отказываться от выгодного ей газопровода и поставок по нему?

Хочу в очередной раз подчеркнуть, что «Северный поток-2» чисто экономический проект, который отвечает интересам как России, так и Европы. Газопровод обеспечит устойчивые поставки газа по конкурентным ценам в страны ЕС по кратчайшему пути. При этом природный газ в перспективе можно будет использовать для внедрения новых энергетических технологий, в том числе для производства водорода. Таким образом, в стратегическом плане «Северный поток-2» укрепит энергобезопасность Европы на десятилетия вперед. Это понимают и наши европейские партнеры. Именно поэтому заинтересованные в проекте страны твердо выступают за завершение строительства газопровода и не согласны с американским диктатом.

Уверены, что практикуемые США ограничительные меры, в т.ч. в качестве инструмента нечестной конкуренции (преимущества для поставок американского СПГ в Европу) не остановят строительство «Северного потока-2». Попытки «вставить палки в колеса» на этапе ввода его в эксплуатацию и при функционировании также незаконны. Исходим из того, что новый газопровод будет эксплуатироваться в соответствии с действующими правовыми нормами. Политизация этого вопроса опасна и только вредит нормальному развитию экономического сотрудничества.

MIL OSI Europe News