Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Ministry of Foreign Affairs –

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, об основных целях Вашей поездки в Иран. Как влияет на развитие отношений между двумя странами Договор об основах взаимоотношений и принципах сотрудничества между Российской Федерацией и Исламской Республикой Иран, заключённый в марте 2001 года?

С.В.Лавров: Развитие связей с Ираном – один из приоритетов внешней политики России. 12 марта исполнилось 20 лет со дня заключения упомянутого Вами Договора. Он был подписан президентами наших стран в Москве. Этим шагом стороны подтвердили обоюдную приверженность выстраиванию отношений на принципах равенства и взаимного доверия. Россия и Иран обязались взаимно уважать суверенитет, территориальную целостность и независимость, не вмешиваться во внутренние дела друг друга.

Во многом благодаря последовательной реализации положений Договора взаимодействие между нашими странами вышло на беспрецедентно высокий уровень. Сегодня оно носит интенсивный и насыщенный характер. Укрепляются связи в политической, торгово-экономической, научно-технической, культурно-гуманитарной и других областях. Продолжается реализация крупных инфраструктурных проектов в Иране, в том числе строительство и эксплуатация АЭС «Бушер». Продвигается сотрудничество в сфере здравоохранения и борьбы с распространением коронавирусной инфекции. Осуществляются поставки в Иран российской вакцины «Спутник V», планируется организация ее производства на территории ИРИ.

Москва и Тегеран тесно взаимодействуют в целях обеспечения выполнения СВПД в полном объеме. Мы успешно координируем усилия в деле сирийского урегулирования в рамках доказавшего свою эффективность Астанинского формата, ведем регулярный диалог по обстановке на Ближнем и Среднем Востоке в целом. Можно с уверенностью утверждать, что российско-иранское сотрудничество способствует поддержанию региональной стабильности, а в более широком плане – развитию международной жизни на принципах Устава ООН.

В ходе предстоящих переговоров с моим коллегой М.Д.Зарифом намерен обсудить пути дальнейшего укрепления разноплановых российско-иранских связей.

Вопрос: Иран и Россия имеют особое положение и стратегию в регионе, особенно в вопросе развития коридора «Север – Юг». Какие шаги две страны должны осуществлять для этого проекта, и какие могут быть препятствия на этом пути? Как этот проект будет влиять на транспортировку грузов на уровне региона и мира?

С.В.Лавров: Устойчивый рост торгово-экономического сотрудничества во многом зависит от развитых логистических связей. Положительным примером многосторонней кооперации является международный транспортный коридор «Север-Юг». Это – ключевой инфраструктурный проект в регионе, способствующий наращиванию взаимовыгодного взаимодействия между многими государствами.

Ведущая роль в реализации данной инициативы принадлежит нашим странам, так как именно по их территории проходит большая часть наземного маршрута. Особое значение в этой связи имеет создание современной дорожно-транспортной инфраструктуры. В России на правительственном уровне утверждены и реализуются необходимые для этого планы и программы, в том числе применительно к прикаспийскому региону. Знаем, что в Тегеране также уделяют повышенное внимание данному вопросу. Рассчитываем, что иранским партнерам удастся успешно завершить строительство подходов к порту Каспиан (СЭЗ «Энзели»), а также железной дороги в Азербайджан. Это существенно повысит конкурентоспособность МТК «Север-Юг» и его привлекательность для грузоотправителей.

Задаче успешного функционирования этого маршрута отвечает и развитие сотрудничества между Ираном и Евразийским экономическим союзом. Оно было формализовано в 2018 г. путем подписания Временного соглашения, ведущего к образованию зоны свободной торговли (вступило в силу в октябре 2019 г.). 11 декабря 2020 г. принято решение о запуске переговоров по заключению постоянного соглашения о зоне свободной торговли. Со своей стороны продолжим оказывать этой работе всемерное содействие.

Рассчитываем, что в перспективе МТК «Север-Юг» станет основой для создания единого «бесшовного» транспортно-логистического и экономического пространства от южных берегов Ирана до северных городов России. Решение подобной задачи тем более важно после того, как недавний инцидент с перекрытием Суэцкого канала показал востребованность надежных сухопутных путей транспортировки грузов.

Вопрос: Похоже, новое Правительство США продолжает политику Д.Трампа, но в новой форме. Как Вы на это смотрите? И что наши страны могут сделать для того, чтобы препятствовать односторонним подходам Администрации Дж.Байдена?

С.В.Лавров: Основная проблема, на наш взгляд, в том, что в Вашингтоне никак не могут отказаться от ущербного курса на поддержание своего глобального доминирования, взятого в начале 1990-х гг. после распада Советского Союза. Сегодня всем очевидно, что такая политика абсолютно контрпродуктивна. Тем более что на наших глазах набирает силу объективный процесс формирования более справедливого, демократичного и поэтому более устойчивого многополярного мироустройства.

Несмотря на это, американцами при поддержке европейских союзников предпринимаются агрессивные шаги, направленные на слом ооноцентричной международно-правовой архитектуры и на ее подмену так называемым «порядком, основанным на правилах». Мы не против того, чтобы все соблюдали правила, – однако тогда они должны вырабатываться не в узком кругу Вашингтона и его сателлитов в обход ООН, а в универсальных форматах – с участием всех ключевых мировых игроков и на основе действующих общепризнанных норм международного права.

Отмечу в данном контексте и феномен беспрецедентного комплексного давления, оказываемого Западом на государства, проводящие независимую национально ориентированную внешнюю и внутреннюю политику. Речь идет о применении самого широкого инструментария – от финансовых санкций и визовых ограничений до дезинформационных кампаний и прямого силового вмешательства. По сути, мы имеем дело с рецидивами неоколониального внешнеполитического мышления. Для него, в частности, характерно деление мира на «избранных» и остальные страны. Если первые априори обладают индульгенцией на любые действия, то вторые якобы обязаны следовать в русле установок, спускаемых из Вашингтона. Ни для России, ни для Ирана, ни для большинства стран мира все это, разумеется, неприемлемо.

Что касается второй части вопроса, то полагаем важным укреплять наше внешнеполитическое взаимодействие, в том числе в ООН и на других многосторонних площадках. Тем более, как я уже сказал, у нас много единомышленников: необходимость развития межгосударственного общения на основе международного права, принципов взаимного уважения и учета интересов друг друга поддерживается подавляющим большинством членов мирового сообщества. Все они, как и мы, считают недопустимыми геополитические игры «с нулевой суммой», санкции и шантаж и заинтересованы в последовательном оздоровлении ситуации в мире.

Вопрос: Иран неоднократно заявлял, что никогда не стремился обладать ядерным оружием. США вышли из СВПД и ввели жесткие санкции по отношению к Ирану. Иран вернется к своим обязательствам, если США отменят свои санкции. Скажите, пожалуйста, есть ли у мирового сообщества и России планы противостояния санкциям США?

С.В.Лавров: Российская сторона убеждена в отсутствии разумной альтернативы СВПД. Как неоднократно заявлял Президент В.В.Путин, самый эффективный путь к сохранению договорённостей 2015 г. лежит через неукоснительное выполнение странами-подписантами своих обязательств. Запуск предметных переговоров на этот счёт на венской площадке с участием иранских и американских представителей вселяет определенную надежду. Прежде всего, на то, что ранее допущенные США нарушения СВПД и резолюции СБ ООН 2231 будут исправлены. Это создаст необходимые условия для возвращения Ирана к выполнению требований «ядерной сделки» как в части транспарентности, так и по реконфигурации иранской ядерной программы. Со своей стороны стараемся помочь Вашингтону и Тегерану выйти на нужное решение.

В части санкционной политики Вашингтона наша позиция неизменна – мы продолжим выступать против любых односторонних ограничительных мер, которые, к тому же, бьют по наименее защищенным слоям населения. На международных площадках, включая ООН, Россия энергично ставит вопрос о недопустимости введения подобных рестрикций. С удовлетворением констатирую, что наша позиция пользуется широкой поддержкой в мировом сообществе.

Считаем также важным наращивать усилия по снижению санкционных рисков и потенциальных издержек для экономоператоров. Речь, в частности, идет о шагах, направленных на постепенную дедолларизацию национальных экономик, переход к взаиморасчетам в национальных или альтернативных доллару валютах, отказ от использования контролируемых Западом международных платежных систем. В России мы этим уже активно занимаемся. Видим на этом направлении большие перспективы для взаимодействия со всеми заинтересованными иностранными партнерами.

MIL OSI Europe News