Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Ministry of Foreign Affairs

Добрый день!

Спасибо за такой радушный прием. Приятно, что вы меня сюда пригласили. Я много слышал про ваше учебное заведение. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Впечатляет. Потрясающее здание, фантастическая инфраструктура. Слышал, что у вас великолепные преподаватели, самая современная учебная программа. В общем, учиться, учиться и учиться.

Хочу сказать, что история кадетских корпусов в нашей стране имеет не одно столетие. Огромное количество славных имен тех, кто любил свою Родину, отстаивал ее интересы внутри страны и на международной арене. То, что сейчас эта традиция продолжается, в том числе в этом пансионе, имеет огромное значение для преемственности поколений, знания и отстаивания нашей истории, правды внутри государства и во внешних делах.

Ваш кадетский корпус нацелен именно на это. Как я понимаю, вам здесь хорошо. Желаю вам всего самого доброго.

Что касается моего жизненного пути, не хочу излагать длинную историю. Она не очень короткая. Пришел в профессию, потому что увлекался в школе английским языком. Мне было интересно, как живут в соседних странах.

Наша школа до сих пор находится в Марьиной Роще в Москве. Это очень интересный исторический район. Так сложилось, что у нашей школы была партнерская гимназия им.Ференца Вароша в Венгрии. Каждое лето ученики, окончившие 9 класс, ездили из Москвы в Венгрию, а из Будапешта приезжали к нам на три недели. Мы в наших классах убирали парты, ставили кровати, и они делали то же самое в своей гимназии. Это были взаимозачетные обмены. Жили пару недель, смотрели достопримечательности столиц, ездили по стране. Меня это заинтересовало. Было в новинку  увидеть, как живут в Венгрии, пообщаться со сверстниками.

Я любил физику и хотел поступать в Московский инженерно-физический институт, но экзамены там, как и в любом другом вузе, начинались с 1 августа, а в МГИМО – с 1 июля. Мне мама сказала: «Что тебе стоит? Попробуй. Если не получится, тогда у тебя все равно есть запас до 1 августа». Я попробовал. У меня была серебряная медаль, мне надо было сдавать не пять экзаменов, а два, что я и сделал. Получил две «пятерки». Потом подумал: «Зачем мне еще готовиться в другой институт?». Вот так это получилось – частично на основе моего интереса, частично волею случая.

Что касается моих дальнейших дел, взросления, продвижения по служебной лестнице, не хочу читать долгую лекцию. Давайте лучше вы меня будете спрашивать о чем-то, а я буду реагировать.

Вопрос: Не могли бы Вы немного рассказать о своей учёбе в МГИМО? Легко ли Вам она давалась? Думали ли вы в то время, что Вы достигнете такого успеха?

С.В.Лавров: Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Скажу откровенно, про министерскую работу не думал. Все дипломаты хотят стать послами. Это было и среди моих желаний. Учился я достаточно легко и весело. Институт хороший, всегда был славен тем, что помимо учёбы там была богатая, насыщенная культурная жизнь: писали капустники, ставили их, были не только ежегодные вечера для каждого курса, но и периодически организовывали «вечера дружбы» с Институтом иностранных языков им.Мориса Тореза. В МГИМО 90% учились мальчики, в ИнЯзе такая же цифра – девушки, всегда было весело пообщаться. То мы к ним ходили, то они к нам: песни, капустники, танцы.

Учёба занимала значительное место в повседневной жизни. Мне дали сингальский язык, на котором разговаривают на острове Шри-Ланка. Есть такая страна, которая раньше называлась Цейлон. Когда я только поступил, она поменяла название. Не весь остров на этом языке разговаривает, а примерно 74% населения, 16 миллионов чел. и больше нигде на нём не разговаривают. Я его учил, второй у меня был английский, третий – французский. Учёба интересная. Во-первых, история, политическая и экономическая география. Было и военное дело, военная кафедра. Наша специализация – военные переводчики. Устраивали весёлые уроки. В учебной программе есть раздел – допрос военнопленного. Наш преподаватель, капитан Налётов (говорящая фамилия) был отзывчивым человеком, понимал нашу юношескую душу. Мы ему сдавали зачёт по допросу военнопленного в виде реальной инсценировки: кто-то был допрашивающим, а кто-то был переводчиком. Вот такого рода весёлые «игры» помогали учиться. Главное – серьезное штудирование, освоение материала. Преподаватели играют огромную роль, как у нас, так и у вас здесь. Слышал самые высокие отзывы о ваших учителях, поэтому вы цени́те. Гарантирую, что для многих это останется на всю жизнь в памяти. Дружи́те с ними, когда уже будете выпускницами, окончите это учебное заведение, пойдёте во взрослую жизнь.

Вопрос: Существуют ли такие страны, в которых Вы ещё не были? В какую страну хочется возвращаться больше всего?

С.В.Лавров: Страны  такие существуют. Их немало. Только в ООН 193 государства-члена. В полутора сотнях бывал. Остались ещё неизведанные страны. Как ни странно, никогда не был в Канаде.

Какая страна наиболее привлекательна и куда хочется ещё раз приехать?  Конечно, наша собственная – Российская Федерация. Где бы ты ни был, какие бы красоты ты не наблюдал, дома всегда лучше. Это не уникальное свойство наших граждан. Каждый хочет быть поближе к родному очагу, по крайней мере, большинство людей. Хотя есть и страны, в которых традиционно люди уезжали на работу заграницу, оставались там. В Европейском союзе много практикуется таких переездов. Для меня же Россия – место, где я работаю, живу, отдыхаю. Каждый год провожу отпуск где-нибудь на сибирских просторах, это сильно подпитывает энергетику.

Вопрос: Как вы отдыхаете и восстанавливаетесь после тяжелого рабочего дня и многочисленных встреч?

С.В.Лавров: После тяжелого рабочего дня обычно отдыхаю путём сна. У нас ненормированный рабочий день, поэтому ежедневно происходят какие-то внеурочные мероприятия. Мы же работаем не по российским часовым поясам, а в зависимости от того, где, в какой точке мира что-то происходит, что требует нашей реакции. И нужно делать доклад  Президенту, если речь идет о серьёзных событиях. Отпуск люблю проводить, сплавляясь на плотах по горным рекам. В последнее время мы нашей компанией прикипели к Алтаю. Не всегда получается, но это моё любимое времяпрепровождения.

Вопрос:  Изменилась ли роль России в международных отношениях за последний век, то какая отличительная черта?

С.В.Лавров: Роль России с одной стороны изменилась, а с другой – нет. Если брать нашу тысячелетнюю историю, то и Российская империя, затем Советский Союз были ведущими игроками на международной арене. Это далеко не всем нравилось. Во многом это было причиной интриг вокруг нашей страны, что проявлялось в 18 и 19 в.в., и в отношениях Советского Союза с мировым «Западом».

В последние годы Советского Союза с нами стали всё меньше и меньше считаться. Такое отношение длилось с 1990-х годов до наступления нулевых. Есть такой философ Ф.Фукуяма, американец японского происхождения. Он написал большую статью «Конец истории», провозгласив, что отныне и вовеки никакой другой идеологии, кроме либерального, неолиберального капитализма, быть не может, коммунизм похоронен. Все прочие конкуренты этого либерального демократического порядка исчезли. Отныне и вовеки будет так, как хочет Запад, прежде всего США. Но к нам быстро вернулось осознание собственной идентичности, роли в мировой истории. Мы вернулись к корням нашего генетического кода, памяти. Стали говорить то, что думаем сами, а не то, что от нас хотят услышать.  Огромную роль возвращения России к этой своей самобытности, к самоуважению сыграл Президент России В.В.Путин. С его именем связано и возрождение нашей роли на международной арене, если говорить о внешнеполитических делах и, конечно, с его именем связана внутреннее развитие страны. Об этом на Восточном экономическом форуме 2021  подробно говорил и сам Президент, и гости, и участники этого важного, эпохального события, которое положило начало мощному ускорению развития Дальнего Востока и в целом, Восточной Сибири. Место России в мире сейчас то, которое ей положено по праву. Мы на чужое не заримся, но и своего отдавать не хотим. Не будем этого делать. Хотим на международной арене только одного – дружить со всеми. Дружить всегда лучше, чем враждовать. Но мы будем дружить и разговаривать с нашими партнерами исключительно на основе равноправия, взаимного уважения и нацеленности на поиск баланса интересов. Не навязывать свои интересы собеседнику, а искать компромисс. Всегда на это готовы. Практически весь «коллективный Запад» говорит, что готов вернуть Россию в «круг партнеров», но сначала она должна «изменить свое поведение». Так разговаривать ни с кем не вежливо, а с Российской Федерацией – тем более.

Наше место в мире абсолютно законное. У нас огромное количество союзников, единомышленников, стратегических партнеров. За исключением исторического «коллективного Запада». Это все остальные страны на евразийском континенте, в Африке, в Латинской Америке, а также наши союзники по ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, ШОС, БРИКС и многочисленные коллеги на других континентах. Они относятся к нам с уважением и готовы выстраивать отношения именно на основе взаимной выгоды – без диктата и ультиматумов, чем грешат наши западные коллеги.

Вопрос: Можно ли сказать, что встреча президентов России и США В.В.Путина и Дж.Байдена в Швейцарии – это шаг к улучшению отношений между нашими странами?

С.В.Лавров: Звучали противоречивые оценки по поводу саммита в Женеве 16 июня с.г. Президент Дж.Байден практически через пять дней после того, как он «въехал» в Белый дом, позитивно откликнулся на наше давнее предложение продлить Договор по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) на пять лет без каких-либо условий. Это было позитивным сигналом. Предыдущая администрация категорически отказывалась это делать, равно как и упорно отвергала предложение подтвердить то, что в свое время провозгласили США и СССР:  в ядерной войне победителей быть не может, она никогда не должна быть развязана.

Последние три года мы это предлагали американским коллегам. Они уходили даже без разговора. Мы преследовали цель послать хоть какой-то позитивный сигнал мировому сообществу. США к тому времени вышли не только из Договора об ограничении систем противоракетной обороны, разрушив баланс, создававшийся этим Договором в сфере стратегической стабильности, ядерного паритета, но и из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), Договора по открытому небу (ДОН). Оставался только СНВ-3, который Администрация Д.Трампа продлевать не хотела. Предлагали публично, официально заявить о невозможности и недопустимости ядерной войны. То, что это удалось сделать в Женеве, само по себе послало важный сигнал. Подтвердив эту позицию о недопустимости ядерной войны, президенты России и США поручили своим правительствам и администрациям начать предметный диалог по дальнейшему ограничению и контролю над вооружениями. Первый раунд консультаций состоялся в июле с.г. Следующий намечен на эту осень. Пока позиции далеки друг от друга, но встречаться и разговаривать всегда лучше, чем не делать этого. В этом смысле саммит в Женеве был позитивным.

Никаких радикальных прорывов и перемен в отношениях встреча не принесла. США по-прежнему считают себя вправе навязывать нам внутреннюю повестку, голословно обвиняют в том, что мы вмешиваемся в их внутренние дела, не предъявив никаких конкретных фактов. Президент Дж.Байден затрагивал проблему вмешательства зарубежных хакеров (якобы из России) в работу промышленных предприятий и инфраструктурных объектов США. Президент России В.В.Путин напомнил, что мы уже не один год предлагаем Вашингтону создать устойчивые каналы диалога по линии правоохранительных органов, специальных служб по проблемам кибербезопасности, чтобы это была системная работа. В ответ говорят, что сначала России надо «наказать» тех, кто якобы вмешивается в американское киберпространство, а потом  они будут с нами разговаривать. Это несерьезно.

Сейчас в Вашингтоне созревает понимание, что надо создавать системные каналы и механизмы, которые позволят высказывать и рассматривать озабоченности друг друга. У нас тоже есть претензии к американцам. В отличие от них, мы предъявляем факты, когда наши интернет-ресурсы подвергаются атакам с американской территории. Самое главное – взаимоуважительный диалог, с фактами на руках. Нам говорят, что мы якобы отравили Скрипалей, но никаких фактов не приведено. Нас даже не пускают к дочери С.Скрипаля, российской гражданке.

Сейчас продолжается процесс по делу МН-17. В июле в 2014 г. был сбит малайзийский «Боинг» над Украиной, над Донбассом. Американцы тогда заявили, якобы это «сделали русские», есть снимки из космоса, которые это неопровержимо доказывают. Прошло семь лет, никакие снимки ни в какой суд не предъявили. Голландскому суду сказали, что они есть, но секретные, а суд принял. Нам никто ничего не доказал. Говорят, что бы мы не волновались. Мол, мы и сами все знаем. Они не будут ничего предъявлять. Таких случаев много. Известный блогер А.Навальный якобы отравлен. Немцы говорят, что не могут дать доказательства того, что он был отравлен, т.к. это секретно. Как в такой ситуации всерьез разговаривать с людьми?

За каждое из этих обвинений были объявлены санкции против нашей страны. Это непорядочно со стороны коллективного западного партнера. Все это опирается на желание сдерживать Россию, наше развитие, понизить естественные конкурентные преимущества в глобальном мире. Например, «Северный поток–2». Администрация Дж.Байдена не изменила свою позицию. Они по-прежнему против этого проекта, но понимают, что его невозможно остановить. Если ты одержим нереализуемой задачей, то здравый смысл должен подсказать, что надо ее оставить и заняться чем-то реалистичным. Разговаривать надо. В этом смысле саммит был со знаком «плюс».

Вопрос: В чем Вы видите миссию России в современной международной политике?

С.В.Лавров: Миссия России подчинена не самоцели звучать на международной арене как можно громче. Главное в нашей Концепции внешней политики, одобренной Президентом В.В.Путиным, – добиваться создания максимально благоприятных внешних условий для внутреннего развития страны, обеспечение ее безопасности, поступательного экономического роста, решение социальных проблем и повышение благополучия наших граждан. Занимаемся внешнеполитическим конкретными проектами не ради того, чтобы «отметиться» на международной арене.

Безусловно, часть этой задачи – отстаивать интересы наших граждан, соотечественников за рубежом. Это уже в Конституции записано в рамках тех поправок, которые год назад были приняты на всенародном голосовании. Данная работа отражается и в том, что сейчас происходит на Украине. Наша позиция проявилась в том, что мы встали на защиту жителей Крыма, когда после кровавого государственного антиконституционного переворота в феврале 2014 г. к власти по сути дела пришли неонацисты, которые сразу же стали требовать убрать права русскоязычного населения, в т.ч. на язык, культуру. Они объявили, что будут русских из Крыма выгонять, когда население Крыма стало подвергаться атакам вооружённых бандитов, и был штурм здания Верховного Совета Республики Крым. Когда мы встали на их защиту и откликнулись на результаты всенародного референдума в пользу воссоединения с Россией, нас западные страны обвинили в том, что мы вмешиваемся в дела Украины. Это тем более цинично, учитывая, что Евросоюз в лице Франции и Германии был гарантом соглашения, заключённого в феврале 2014 г. между тогдашним Президентом Украины и оппозицией. Оно и суток не продержалось. Оппозиция его растоптала, а Запад всё это «проглотил». До сих пор Запад потакает этим националистическим, неонацистским привычкам и манерам нынешней украинской власти. Президент Украины В.А.Зеленский заявляет, что, если ты чувствуешь себя русским по культуре, языку, но живёшь на Украине – то лучше тебе убираться в Россию. Это говорит человек, которого избрали во многом голосами русскоязычных, потому что он обещал принести общенациональный мир в свою страну, а занимается совсем противоположным делом. Когда в Донбассе, на Востоке Украины люди тоже восстали против антиконституционного переворота, против того, что неонацисты, ультрарадикалы пришли к власти и стали вытеснять всё, что связано с русским языком и культурой, – их объявили террористами. Они же ни на кого не нападали.

Мы многое сделали, чтобы убедить эти регионы Украины не настаивать на независимости, как они изначально решили, а заключить договорённость с Киевом. И такая договорённость была подписана в феврале 2015 г. в рамках т.н. нормандской четвёрки (Президенты России, Украины, Франции и Канцлер Германии). То есть Франция и Германия и здесь поставили свои подписи под договорённостью, призванной положить конец конфликту, как это было в феврале 2014 г. Но тогда  Франция и Германия «развели руками» и не потребовали от киевских путчистов выполнить свои обязательства, которые гарантировали Берлин и Париж. Так и сейчас эти две страны всячески увиливают от того, чтобы настоять на выполнении Киевом обязательств, вытекающих из Минских договорённостей. Речь прежде всего идет об обеспечении особого статуса Донбасса, включая права на русский язык, особые связи с Российской Федерацией, проведении выборов в этой части Украины на основе согласованных с Донецком и Луганском принципов под наблюдением ОБСЕ, амнистии всех участников событий в этой части Украины и многом другом. Всё это публично, официально отвергает и Президент Украины В.А.Зеленский. Этому противодействуют  и те законы, которые принимает Верховная Рада. Берлин и Париж тоже только «опускают руки», стыдливо «отводят глаза» и предлагают провести саммит «нормандской четвёрки», потому что Президенту Украины В.А.Зеленскому этого хочется. Вот и всё, что они нам говорят. Мы им предъявляем факты, которые невозможно игнорировать. Они гоорят не просто об увиливании от выполнения Минских договорённостей, а об их подрыве. Официальные лица Украины, отвечающие за процесс урегулирования, заявляют, что Минские договорённости мертвы и надо привлечь новых посредников, Берлин и Париж молча отводят глаза и ничего не могут сказать в ответ. Та же Украина устами своих руководителей, членов Правительства заявляет, что нужно США, Великобританию и Польшу взять в посредники – это же прямое оскорбление Берлина и Парижа. Неужели это непонятно?!

Тем не менее они продолжают нас увещевать: «давайте встретимся». Встреча ради встречи нам не нужна. Нам нужна встреча, которая как минимум подтвердит выполнение последнего саммита в «нормандском формате», который в декабре 2019 г., состоялся в Париже. Всё, что там записано Украина отказывается выполнять. И всем это известно.

Вопрос: Может ли экология на фоне разобщённости мировых держав стать фактором объединения? Какой потенциал у «зелёной» дипломатии?

С.В.Лавров: Думаю не только может и должна, но она уже становится фактором объединения. Главное только, чтобы международные дискуссии на эту тему – а их много, и они будут всё более интенсивными  – базировались на поиске баланса интересов в универсальном масштабе, о котором я уже говорил и только он может быть надёжным результатом переговоров. Любые навязанные решения не будут долговечными просто потому что они противоречат интересам тех или иных стран, которым эти решения навязали.

В этом смысле важно избегать того, что сейчас получает название «зелёный протекционизм», о чём говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин, в т.ч. на Восточном экономическом форуме и в других своих выступлениях. Евросоюз изобрёл новый налог –  на углеродный след. Товары, которые Евросоюз сочтёт имеющими углеродный след, превышающий некий им же, Евросоюзом, установленный уровень, будут облагаться дополнительным налогом. Наши юристы посмотрели на эту идею. Она мягко говоря «не вписывается» в нормы Всемирной торговой организации, а прямо им противоречит. Поставили перед Европейским союзом этот вопрос, попросили их объясниться. Ждём реакции, но таких вещей надо избегать любой ценой.

Только добровольные, согласованные цели по снижению выбросов углекислого газа, других веществ, которые создают парниковый эффект могут быть долговечными. Не зря в декабре 2015 г. было подписано Парижское соглашение по климату, которое не устанавливает каких-то единых уровней, а требует от каждой страны добровольно взять на себя обязательства по сокращению этих выбросов. Мы его ратифицировали только когда убедились в том, что это именно добровольность, основанная на ответственности: каждое государство берёт на себя обязательства. В общей сложности эффект будет позитивным.

Ясно, что высокоразвитые страны, которые использовали свою промышленность 200-300 лет и тем самым обеспечили себе рост, а затем перенесли грязные производства в развивающиеся страны, а сами создали т.н. постиндустриальную экономику, заинтересованы в том, чтобы загрязнители в других стран брали на себя повышенные обязательства. Страны, которые отставали в промышленном развитии от исторического Запада, говорят, что в силу того, что западные страны получили результаты за счёт роста на основе промышленности и её углубления, остальным тоже надо дать возможность их догнать. Вопросов много. У каждого своя правда.

Только компромиссы могут нас вывести на нужный путь. Экология, защита климата, окружающей среды должны быть объединяющими факторами, как одна из трансграничных проблем, от которой никто не спрячется.

Вопрос: Считаете ли Вы очки признаком интеллекта?

С.В.Лавров: Которые мы с вами носим?

Вопрос: Да.

С.В.Лавров: Нет, не считаю. Не обижайтесь, пожалуйста. Если вы захотите избавиться от близорукости и сделать операцию, у вас интеллект не убавится, но очки уже будут не нужны.

MIL OSI News (multilanguage service