Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation – City of Moscow

Ребятам предстояло пройти четыре тура. Олимпиада проводилась в онлайн-формате, что стало дополнительным испытанием для ее участников из почти 50 стран.

Сборная России завоевала 10 медалей на 14-й Международной олимпиаде по астрономии и астрофизике и стала первой в неофициальном командном зачете. При этом у московских школьников — больше половины медалей. Три золотые и одна серебряная награда — у основной команды, и две золотые медали — у неофициальной команды. И это несмотря на онлайн-формат, беспрецедентное число участников почти из 50 стран и каверзные задания, подготовленные страной-организатором — Колумбией. О том, как проходила подготовка, какие были соперники и сложности, а также о неожиданных моментах и желании связать свою жизнь с наукой, mos.ru рассказали победители научного состязания.

Тяга к звездам с малых лет

— Расскажите, когда у вас появился интерес к науке?

Данила Шкиндеров (выпускник школы № 57, студент первого курса физтех-школы физики и исследований имени Ландау, золотая медаль):

— Любовь к космосу, как и у многих участников олимпиады, у меня с самого детства. В пять лет я научился читать и почти сразу после этого увлекся книгами о космосе. Уже тогда я тянулся к тематическим энциклопедиям, меня завораживали иллюстрации, которые там были. Просил родителей, чтобы они водили меня в Московский планетарий и Музей космонавтики.

Елисей Жданов (ученик школы № 2007 ФМШ, золотая награда):

— Астрономия меня начала привлекать, когда мне было около пяти лет. Мама вспоминает, как я просил показать мне фотографии Солнца, туманностей… В дальнейшем интерес только возрастал. Когда я перешел в среднюю школу и появилась возможность участвовать в олимпиадах, мне удавалось показывать хорошие результаты по математике и физике. Отчасти родители тоже повлияли на формирование моих увлечений. Папа — инженер, он разрабатывает спутниковую систему навигации, а мама всегда поддерживала мои начинания.

Андрей Ажакин (выпускник школы Центра педагогического мастерства, студент первого курса физического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, серебряная медаль):

— А у меня все началось с кружка по астрономии, который я стал посещать в восьмом классе. Уже в девятом классе успешно выступил в заключительном этапе олимпиады по астрономии. Это и побудило меня посвящать астрономии больше времени.

В два раза больше соперников

— Олимпиада проходила дистанционно. Какие особенности связаны с этим?

Андрей Ажакин: Участие в олимпиаде было очень волнительным. В одном из четырех туров у меня возникли сложности с загрузкой задания. Но от онлайн-формата никуда не уйти, потому что если не он, то ничего. Кроме того, многое зависело от того, насколько ты способен сохранять самообладание и не паниковать, если что-то идет не так. Даже некоторые участники из стран, обычно показывающих хорошие результаты, завоевали бронзу, а кто-то остался и вовсе без медалей, хотя я бы не назвал этих ребят слабыми.

Елисей Жданов: Если бы олимпиаду провели очно, участвовать было бы интереснее — так сильнее чувствуется атмосфера соревнования. Мне есть с чем сравнивать: в 2019 году я участвовал в неофициальной Международной астрономической олимпиаде (IAO) в Румынии и привез серебро.

На этом соревновании свои команды представили почти 50 стран. Благодаря онлайн-формату участников было в два раза больше, чем обычно. У каждой страны появилась возможность выставить по две команды (основную и гостевую). Ранее не всем государствам такое мог позволить бюджет, а онлайн-формат свел эти расходы почти к нулю.

Данила Шкиндеров: Самый большой минус в том, что не удалось увидеть страну-организатора. До этого я участвовал в двух международных олимпиадах, они проходили в Шри-Ланке (в 2018 году) и Румынии (в 2019 году). Привез по серебру с каждой.

Ограниченное время и максимальная точность

— Чем интересны были задания на этой олимпиаде?

Данила Шкиндеров: В этом году половину наблюдательного тура посвятили физике Солнца. Солнце — звезда не самая буйная, но все же активная. Происходящие на нем вспышки и выбросы вещества могут влиять на Землю — это называют космической погодой. В качестве одного из заданий нам предложили исследовать примечательный выброс солнечной плазмы. Если такой выброс попадает по Земле, возможна геомагнитная буря, что чревато нарушениями связи и поломками энергосистем. Мы использовали специальную программу, чтобы получить данные о наблюдениях Солнца и с их помощью проследить за судьбой этого сгустка плазмы, оценить его параметры.

Иван Утешев (главный тренер сборной): В этом году задания охватили широкий диапазон тем. Колумбийцы постарались внедрить в них национально-культурный аспект: рассказали о холмах вблизи столицы — Боготы, о природных парках и о национальной астрономической обсерватории. Нас удивила длинная, но красивая задача о космических струнах (очень древних гипотетических объектах — складках пространства-времени). С учетом часовых поясов обсуждение задач и их перевод на русский язык часто завершались под утро. Знаменитый колумбийский кофе оказался бы очень кстати!

Члены нашей сборной умеют решать такие задачи. Основная трудность — их количество. Нужно найти ответ на каждый вопрос, а затем написать аккуратное, обоснованное и логичное решение. Комплект участника в теоретическом туре состоял из 151 листа, но ребята всё же справились.

— Кроме онлайн-формата, с какими сложностями столкнулись во время олимпиады?

Иван Утешев: Ребятам было психологически непросто. Думаю, даже сложнее, чем в случае, если бы была возможность выехать в Колумбию. Задания каждый год разрабатывает комитет страны-организатора, и у каждой из них свое представление, как это должно выглядеть. Есть некий общий формат, но он расплывчатый, и каждый раз мы сталкиваемся с неожиданностями, касающимися тем, заданий и того, как организована олимпиада в целом.

Андрей Ажакин: Как мне кажется, единственная проблема международных олимпиад — нехватка времени. Кроме того, на этом соревновании произошла странная история с одной задачей. Изначально авторы из Колумбии ее некорректно составили. Если решать так, как это делали они, выходило что-то нелогичное, но это был верный ответ. А действительно правильное решение не засчитывалось. Также организаторы в этом году обращали особое внимание на оформление работы. Те ребята, у кого, например, плохой почерк, недополучили баллы.

Елисей Жданов: Добавлю и то, что если преподаватель из другой страны не смог понять, что ты написал (даже с учетом перевода), то задачу не засчитывали. Тут важно, наверное, с ходу суметь максимально корректно донести решение, учитывая еще и онлайн-формат состязания.

Строгий отбор и никаких случайностей

— Как проходила подготовка к олимпиаде?

Иван Утешев: Главный принцип подготовки — мы стремимся к тому, чтобы наши дети могли решать любые задачи, чтобы их не пугали сложность и набор тем. Некоторые страны отправляют на олимпиаду участников либо из числа желающих, либо после небольшого национального отбора. А наши ребята ежегодно по месяцу участвуют в сборах на федеральном уровне. К тому же в Москве действует многоступенчатая система подготовки — сначала к Всероссийской олимпиаде школьников, а затем — к международной. На это уходит много сил и времени, но и результаты впечатляют.

Данила Шкиндеров: В России развито олимпиадное движение. И мне кажется, один из факторов, почему мы показываем такие высокие результаты на мировом уровне, — серьезный отбор, чтобы попасть на соревнования.

Андрей Ажакин: Думаю, именно на наших олимпиадах встречаются интересные и сложные задачи по астрономии. Там дается четыре-пять часов, чтобы решить шесть задач, а не 15, как на международных соревнованиях.

Елисей Жданов: Кстати, меня на достижение высокого результата мотивировали именно наши школьники и студенты, которые приносят стране призовые места на похожих научных олимпиадах. Мне просто хотелось быть на уровне!

Научное будущее

— С какой профессией вы намерены связать свою жизнь?

Елисей Жданов: Я собираюсь поступать в Московский физико-технический институт (МФТИ) на факультет общей и прикладной физики. Планирую углубляться в физику, но и астрономию не забрасывать.

Данила Шкиндеров: Будущее планирую связать с физикой, хотя астрономия — один из ее разделов. Я поступил на первый курс физтех-школы физики и исследований имени Ландау МФТИ. С родом деятельности я определился, а со специализацией пока нет. По кафедрам нас будут распределять на втором курсе.

Андрей Ажакин: Я учусь на первом курсе физического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, определиться с кафедрой можно будет ближе к третьему курсу. Но я хочу связать свою жизнь с астрономией. А еще мне нравится делиться своими знаниями. Возможно, буду преподавать астрономию или готовить ребят к олимпиадам в этом направлении.

MIL OSI News (multilanguage service