Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Ministry of Foreign Affairs

Доброе утро, дамы и господа!

Хотел бы начать сегодняшний онлайн брифинг, являющийся официальным мероприятиям «на полях» предстоящей Конференции государств-участников КЗХО, для того, чтобы обсудить так называемое «дело А.Навального» через призму происходящего на площадке ОЗХО.

Действительно, требуются внести ясность во многие вопросы, устранить массу недоразумений.

Более года прошло с того момента, как 20 августа 2020 года на борту рейса Томск-Москва А.Навальный почувствовал недомогание. Благодаря оперативным действиям командира судна, самолет произвел экстренную посадку в г. Омске. Ожидавшая в аэропорту бригада медиков оказала А.Навальному необходимую в таких ситуациях неотложную помощь, после чего он был госпитализирован для прохождения всего комплекса обследования и лечения. Одновременно родственники россиянина обратились к Президенту России В.В.Путину разрешить перевод в берлинскую клинику для дальнейшего лечения и реабилитации. Президент лично вмешался, чтобы обеспечить скорейшую санитарную эвакуацию А.Навального. Это стало возможным, даже несмотря на имевшиеся у блогера судебные ограничения.

Таким образом, не должно быть никаких сомнений в отношении доброй воли российских властей, которые сделали все, что в их силах для оказания А.Навальному всей возможной помощи. Российские врачи передали своим немецким коллегам полный пакет протоколов лечения, выразили готовность оказывать необходимое дополнительное содействие и консультирование.

На фоне всего этого, реакция западных стран была необоснованно жесткой и конфронтационной. Как только А.Навальный оказался в Берлине, в его биоматериалах быстро обнаружились следы некоего ингибитора холинэстеразы. Спустя пару дней немецкие врачи внесли существенное уточнение. Они пришли к выводу, что А.Навальный подвергся воздействию «боевого отравляющего вещества» из класса «новичков». При этом, повторюсь, установлено это было в рекордно короткий срок – всего за несколько дней. И скорость этих действий понятна, поскольку вопреки положениям Конвенции, в 2000-2020 гг. исследованиями таких веществ занимались многие западные страны. И это наглядно было продемонстрировано в 2018-2019 гг., когда Россия выступила с инициативой и настояла на внесении образцов и формул таких веществ в списки Конвенции.

Вышеуказанные заявления германских военных медиков стали отправной точкой антироссийской кампании. В целях экономии времени я не буду подробно описывать, как развивались события с участием Франции и Швеции, а также с пресловутым подтверждением Техсекретариатом ОЗХО наличия вещества нервно-паралитического свойства в анализах А.Навального. Хотел бы напомнить, как звучал вывод Техсекретариата. Без обнародования каких-либо верифицируемых доказательств, было заявлено, что в биоматериалах блогера «обнаружены биомаркеры ингибитора холинэстеразы, имеющие структурные характеристики, схожие с токсичными химикатами списков 1.А.14 и 1.А.15, которые были добавлены в Приложение по химикатам на 24-й сессии Конференции государств-участников в ноябре 2019 г. Этот ингибитор холинэстеразы не внесен в Приложение по химикатам к Конвенции».

Начиная с этого момента, ни одна сессия руководящих органов ОЗХО не обходилась без того, чтобы США, Великобритания и другие не выступали с шумными заявлениями, требуя от России в полной мере сотрудничать с Организацией для надлежащего прояснения обстоятельств произошедшего с А.Навальным на российской территории.

Преследуя цель нагнетания напряженности по этому вопросу, США и их союзники попытались еще больше поднять ставки. Так, посольство Великобритании, действующее от имени 45 «обеспокоенных стран», 5 октября 2021 года предприняло дипломатический демарш по пункту 2 статьи IX КЗХО. Они призвали Российскую Федерацию предоставить им ответы на вопросы относительно того, что было сделано российскими властями для расследования так называемого отравления А.Навального в России. Они также потребовали от нас объяснить, почему мы не приняли некие «стандартные» процедуры, предложенные Техническим секретариатом для оказания нам технической помощи, о которой мы просили в соответствии с пунктом 38 (E) статьи VIII КЗХО.

Спустя всего лишь два дня после получения этого запроса, а именно – 7 октября, мы инициировали свой собственный демарш. Мы передали через Технический секретариат нашу записку с двумя приложениями, в которых содержатся ответы на вопросы 45 стран, а также повторно заданы вопросы Великобритании, Франции, Германии и Швеции. Речь идет о тех же вопросах, которые мы задавали им раньше, но ответов на которые не получали. Кроме этого, попросили прояснить некоторые дополнительные детали. Этот документ можно найти в открытых источниках. Среди прочего мы также спросили, почему факт направления в Берлин миссии технического содействия, – скорее формального, чем реально необходимого – скрывался от Российской Федерации; почему формулу токсичного вещества, предположительно обнаруженного в биологических пробах А.Навального, продолжают держать от нас в тайне; какова была роль новоиспеченной подданной Великобритании М.Певчих; как получилось, что на бутылке минеральной воды, купленной М.Певчих в стерильной зоне аэропорта «Толмачево», немецкие специалисты выявили следы токсичного вещества, аналогичного тому, который был обнаружен в моче и крови А.Навального?

Из прочтения Приложения 1 к нашей ноте становится понятно, какие меры российские власти предпринимали в связи с произошедшим. В ходе предварительного расследования, необходимого в соответствии с российским законодательством для установления признаков состава преступления, полиция опросила 230 человек, включая людей, которые связывались с А.Навальным, посещали его мероприятия во время поездки в Сибирь, а также пассажиров, следовавших с ним одним рейсом. Правоохранительными органами изъято более 100 предметов, на которых могли находиться образцы, необходимые для проведения сравнительных исследований. Полицейские часами просматривали записи с камер видеонаблюдения. Было проведено не менее 20 криминалистических экспертиз и 64 биохимических исследования. Наши специалисты не обнаружили никаких следов фосфорорганического вещества. Причиной ухудшения самочувствия, установленной медицинским персоналом в Омске, было, предположительно, нарушение углеводного обмена на фоне возможного хронического диабета, что привело к снижению уровня сахара в крови. В ходе проводимой проверки каких-либо данных, свидетельствующих о совершении третьими лицами умышленных преступных действий в отношении А.Навального и позволяющих квалифицировать это происшествие по уголовному закону, до настоящего времени не установлено.

Для того чтобы получить всю доступную информацию и прояснить ситуацию в свете заявлений немецких, французских, шведских токсикологов, а также Технического секретариата, указывающих на наличие химического вещества из семейства «Новичков», российские правоохранительные органы обратились за помощью к своим западным коллегам. В связи с этим Генеральная прокуратура России направила властям Германии восемь запросов об оказании правовой помощи. Аналогичные запросы были направлены соответствующим органам Франции и Швеции. Используя дипломатические каналы, мы также предложили Германии предоставить нам ответы в соответствии с пунктом 2 статьи IX КЗХО. Ни на один из них не было дано надлежащего ответа.

Это объясняет, почему нам пришлось повторить те же вопросы, что и ранее, представителям Германии, Франции, Швеции, сформулировав запрос на основании пункта 2 статьи IX КЗХО, а также задать вопросы Техническому секретариату. Мы были чрезвычайно разочарованы полученными 18 октября 2021 года ответами, поскольку они либо были весьма уклончивыми, либо вовсе представляли собой формальные отписки.

Честно говоря, такой результат не стал для нас неожиданностью. Мы не единственные, с кем федеральное правительство Германии не желает разговаривать. Немецкие власти были весьма поверхностны и в общении со своим собственным парламентом – Бундестагом. Я бы хотел порекомендовать вам ознакомиться со стенограммой вопросов, заданных немецкими депутатами, и ответами, предоставленными федеральным правительством. Пожалуйста, изучите их и судите сами, насколько открыто правительство Германии готово было говорить с народными избранниками. Я предлагаю вам обратить особое внимание на вопросы под номерами 16, 38, 57 и 61. И особенно вопрос о бутылках с минеральной водой, якобы взятых из гостиничного номера А.Навального в Томске.

На теме бутылок стоит остановиться подробнее. Имеется видеозапись, на которой видно, как сторонники А.Навального в гостиничном номере собирают различные предметы, берут бутылки и упаковывают их. Они действуют без какого-либо защитного снаряжения, за исключением резиновых перчаток. Точно так же люди, которые сопровождали А.Навального на борту самолета, эвакуировавшего его в Берлин, не были специальным образом экипированы. Нет информации о том, что кто-либо из них, будь то сторонники А.Навального, М.Певчих или люди, которые контактировали с ним на борту самолета – получили заражение токсичным веществом.

Крайне подозрительным было поведение одной из коллег А.Навального М.Певчих, которая недавно стала британской подданной и, предположительно, имеет связи со спецслужбами Великобритании. По всей очевидности, именно она и перевозила пресловутую бутылку/бутылки из гостиничного номера А.Навального в Берлин. Тем не менее, когда она проходила предполетный досмотр в аэропорту «Толмачево», в ее багаже их обнаружено не было. Однако всего через несколько минут М.Певчих появилась на записях с камер видеонаблюдения в тот момент, когда покупала бутылку воды в торговом автомате в стерильной зоне аэропорта. Мы не можем не задать вопрос: не это ли та самая бутылка, на которой, как говорят, немецкие эксперты, обнаружены следы токсичного вещества, аналогичного тому, который был выявлен в анализах А.Навального? Что случилось с этой бутылкой? Это, по-видимому, непростой вопрос для германских официальных лиц. Они не удосуживаются ответить на него даже своим собственным депутатам, не говоря уже о российских следственных органах. В лучшем случае они неохотно признают, что бутылка, взятая, якобы, из комнаты А.Навального, не должна рассматриваться в качестве ключевого элемента, поскольку ее не передавали на изучение в лаборатории ОЗХО. Мы, конечно, не можем с этим согласиться. Это как раз наоборот. Бутылка с водой являются главным доказательством, которое, вероятно, прольет свет на темные стороны этой чрезвычайно мутной истории.

Мы серьезным образом обеспокоены той ролью, которую играет Технический секретариат ОЗХО во всем этом деле. Он не только скрывал факт предоставления ФРГ технической помощи еще до того, как сами немцы сделали официальный запрос, но и по сути пытался ввести нас в заблуждение относительно характера своего взаимодействия с Германией. Честно говоря, это очень похоже на то, что называется «круговой порукой» между Германией и Техническим секретариатом. Действительно, мы задаем вопросы Техническому секретариату, например, о формуле этого таинственного вещества, которое, как полагают, является ядом, а они просто говорят: владельцем отчета о миссии ТС по оказанию технического содействия является Германия. Поэтому вам необходимо-де решать этот вопрос на двусторонней российско-германской основе.

Далее мы обращаемся к Германии и единственный ответ, который слышим: это ни в коей мере не является двусторонним вопросом. Нас отправляют обратно в Гаагу, в Технический секретариат.

Во время 97-й сессии Исполсовета (июль этого года) именно немцы вызвались объясняться за Технический секретариат, почему в составленном ТС официальном проекте доклада ОЗХО об осуществлении КЗХО в 2020 году указано 20 августа в качестве даты, когда Технический секретариат направил в Германию свою группу экспертов. Кстати, позвольте мне подчеркнуть: это был вполне официальный документ, а вовсе не черновик, как могли подумать некоторые журналисты.

Исходя из указанной даты – 20 августа – можно сделать логичный вывод, что эксперты ОЗХО прибыли в Германию одновременно или даже до того, как с А.Навальным произошел инцидент на борту самолета Томск-Москва.

Излишне говорить, что этот факт вызвал еще больше подозрений относительно ведущейся против нас нечестной игры. Удивительно, но Технический секретариат и в самом деле не дал никаких пояснений на этот счет. В свою очередь представители Германии, выступавшие от имени ТС, активно настаивали на том, что «20 августа» в тексте доклада – это, дескать, просто опечатка. В такое трудно поверить, учитывая, что подобные документы составляются целой командой авторов, проверяются и перепроверяются многими людьми перед их публикацией. Любезно вызволенный немцами из неловкой ситуации ТС, похоже, решил ответить им взаимностью, отклоняя наши просьбы предоставить фото- и видеоматериалы, фиксирующие забор у А.Навального проб в клинике «Шарите» и их разделение для передачи в сертифицированные лаборатории. Мы имеем полное право обратиться с такой просьбой. Как государство-участник, приверженное целостности Конвенции о запрещении химического оружия, мы должны удостовериться, соблюдался ли должным образом такой непреложный принцип оперативной деятельности ОЗХО как последовательность действий для обеспечения сохранности доказательств (т.н. chain of custody). Показательно, что до сих пор нам отказывают в получении такой документации.

Настало время расставить точки над “i” в отношении несостоявшегося визита технической помощи Техсекретариата в Российскую Федерацию. Мы уже неоднократно объясняли причины и обстоятельства произошедшего. Следует сделать это снова, поскольку наши оппоненты либо отказываются нас слышать, либо намеренно искажают нашу позицию. Ведомые американцами евроатлантические союзники продолжают обвинять Россию под предлогом того, что мы не приняли так называемые “стандартные процедуры”, предложенные Техническим секретариатом для визита команды ОЗХО в Россию.

В действительности сам ТС до сих пор не смог нам внятно объяснить, что представляют собой эти “стандартные процедуры”. В то же время спонсоры ТС, в частности британцы и немцы, дают этому свое толкование. В их понимании, предложение России о совместном исследовании оставшихся у нас биоматериалов А.Навального – неприемлемо, поскольку Техсекретариат должен-де изучать их самостоятельно, «независимо», «в тиши своих сертифицированных лабораторий», т.е. без пригляда со стороны. В нормальных условиях мы вполне могли бы принять такой аргумент. Но в нашем конкретном случае это объяснение совершенно неуместно.

Не будет преувеличением сказать, что сегодня мы доверяем Техсекретариату значительно меньше, чем, скажем, пять лет тому назад. Причем виноват в этом он сам. Чего только стоят махинации при подготовке доклада МУФС по инциденту в сирийской Думе? Мы же видели, чем там обернулась «высокопрофессиональная» работа специалистов ОЗХО. Привлекли каких-то трех якобы независимых экспертов, заявленных в качестве специалистов в вопросах баллистики, которые сделали выводы, выгодные США, Великобритании и Франции, а именно: баллоны с хлором сброшены-де с воздуха, а не занесены вручную, как, по всей очевидности, было на самом деле и как было написано в первоначальном докладе. При этом Технический секретариат отклонил первоначальный доклад, фактически переписал его заново, чтобы устранить любые подозрения в том, что США, Великобритания и Франция совершили неспровоцированное нападение в апреле 2018 года на Сирийскую Арабскую Республику. И это – несмотря на обоснованную критику видных ученых, общественных деятелей, в т.ч. и самого первого гендиректора ОЗХО Ж.Бустани. Все они в один голос утверждали, что «независимые» оценки произошедших событий если не сфальсифицированы, то сильно «притянуты за уши».

На фоне всего этого поверить, что «независимое» изучение биоматериалов А.Навального будет проведено специалистами ОЗХО якобы строжайшим образом и без всяких нарушений, мы, конечно, не можем.

Мы также предложили Техсекретариату провести исследование в России с использованием того же самого оборудования и методологии, которые применялись в сертифицированных лабораториях ОЗХО. Сделали это потому, что звучали намеки на использование омскими медиками якобы безнадежно устаревшего оборудования и отсутствие у них должной экспертизы. В ответ снова услышали от озхошников: не было ничего такого в предыдущей практике. А посему, утверждали они, отступить от правил мы не можем, т.к. работаем только по прецедентам. Но это сомнительная позиция, которая совершенно не соотносится с тем, с каким булимическим возбуждением Техсекретариат принялся выполнять решение 4-й специальной сессии КГУ о наделении ОЗХО прокурорскими функциями, что также не имело прецедентов и, более того, выходило за рамки Конвенции. Даже наши американские коллеги не ожидали от ТС такой прыти. Они мыслили в категориях, что Техсекретариат будет совершать длительный забег, а на деле у руководства ТС получился лихорадочный спринт для выполнения того, что намечалось на тот момент еще в самом первом приближении.

На сегодняшний день ситуация такова, что ТС своими действиями и изобретением каких-то стандартных процедур и прецедентов фактически заблокировал выполнение нашего запроса о техническом содействии. В свете того, что я объяснил, в определенный момент он утратил свою актуальность.

Ввиду всей совокупности факторов – некооперабельности наших западных партнеров, отказа отвечать на запросы и официальные обращения, неготовности воспринимать наши комментарии и пояснения, а также ангажированной позиции Техсекретариата по этому сюжету – мы вынуждены констатировать отсутствие возможности установить главный для нас факт: где, когда и при каких обстоятельствах в анализах А.Навального были обнаружены за пределами Российской Федерации следы боевого отравляющего вещества?

К тому же, если действительно было определено токсичное вещество, которое не входит в контрольные списки, почему тогда никто не выходит с предложением включить его в эти списки, как это было сделано в 2019 году?

Причину такого тупика нельзя объяснить иначе, как утаиванием со стороны вышеназванных западных стран критически важной информации, а также нежеланием Техсекретариата сотрудничать. Ничего удивительного в таком поведении мы не увидели. Мы и раньше понимали, что здоровье А.Навального для наших коллег – вторично. На первое же место они ставят свои геополитические задачи.

Теперь же в этом и вовсе не осталось никаких сомнений. Судите сами. Когда на 98-й сессии Исполсовета мы запросили слово, чтобы ответить на демарш 45 обеспокоенных государств, коллеги из США и Великобритании встали на дыбы, костьми ложились, лишь бы не допустить российского посла до микрофона. Использовали надуманные предлоги, ссылались на процедурные аспекты, на отсутствие в зале болгарского посла, зачитавшего ранее заявление, на нежелание тратить драгоценное время – чего только не изобретали, чтобы сорвать выступление. Обращаясь к американцу и англичанке, я сказал: «Послушайте, товарищи, вы всё еще входите в группу обеспокоенных государств?». Ввиду того, что они этого вроде как не опровергали, я все старался добиться ответа, почему они мешают Послу России высказаться в связи с их же собственным демаршем. Американец и англичанка пожали плечами, потом с невозмутимым видом снизошли до совета: бросьте ваши документы…. Подумалось: куда? Неужели в мусорную корзину? Нет – в почтовый ящик. Ну а то, как трактуют направленные по почте материалы, мы знаем не понаслышке. Вот, к примеру, наш министр иностранных дел переписывался с коллегами из ФРГ и Франции по вопросу «нормандского формата». Потом, в свете постоянных кривотолков и искажений его слов нам пришлось дословно, без купюр, опубликовать всю переписку на сайте МИД. Теперь можете сами разобраться – кто, в действительности, прав, а кто манипулирует фактами.

С учетом всего вышесказанного мы все больше укрепляемся в мысли, что имеем дело с маневрированием западных стран в Гааге для того, чтобы замести следы спланированной их спецслужбами грандиозной подрывной операции с участием экстремистских элементов в российской несистемной оппозиции. Осуществилась она как раз в преддверии важных во внутриполитической жизни России событий.

Кроме этого, западные активисты во главе с США пытаются использовать данное дело для создания новых поводов для санкций против России. Первые экономические и персональные рестрикции были введены США уже через несколько дней после случившегося в Сибири. Предпринимаются попытки добиться маргинализации России в ОЗХО, предъявляя нам безосновательные обвинения в наличии у нас скрытых химарсеналов, в проведении запрещенных химконвенцией разработок.

Если воспользоваться выражением моего американского коллеги в Гааге: мир перевернулся с ног на голову. Лучше и не скажешь. Мир действительно перевернулся, раз уж те, кто по-прежнему обладает химическим арсеналом, обвиняют в его применении тех, кто от такого оружия давно избавился.

Хочу вновь подчеркнуть: Россия завершила раньше установленного срока уничтожение своего химического арсенала, что было сертифицировано ОЗХО. Наша страна в полной мере выполняет положения КЗХО. Мы являемся Хранителями Конвенции, стремимся защитить ее от посягательств со стороны тех государств, которые изо всех сил пытаются здесь в Гааге подменять международное право своими собственными правилами. На сегодняшний день единственной страной, не уничтожившей свой химический арсенал, несмотря на имеющиеся финансовые и технические ресурсы, остаются как раз США.

Как будут далее развиваться события на гаагской площадке в связи с этим сюжетом? Пусть ни у кого не будет иллюзий: любые выпады против нашей страны будут неизменно встречать жесткий ответ. Продолжим добиваться получения ответов на наши вопросы, чтобы установить правду во всей этой мутной истории.

MIL OSI News (multilanguage service