Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Security Council –

В декабре исполнилось 30 лет с момента создания Содружества Независимых Государств. Дата серьезная – как и масштабы этого межгосударственного объединения, крупнейшего в Евразии.

Дружбу народов по-прежнему символизирует одноименный фонтан, открытый на ВДНХ в 1954 году. Фото: Сергей Михеев Дружбу народов по-прежнему символизирует одноименный фонтан, открытый на ВДНХ в 1954 году. Фото: Сергей Михеев Дружбу народов по-прежнему символизирует одноименный фонтан, открытый на ВДНХ в 1954 году. Фото: Сергей Михеев

Более 20 миллионов квадратных километров совокупной территории государств-участников (16% от мировой), свыше 286 миллионов человек населения (почти 4% всех жителей планеты), около трети мировых запасов угля и природного газа, по 20% нефти и золота, 36% урана. Ситуация в СНГ прямо влияет на экономический и политический климат не только Евразии, но и всего мира.

Когда-то все республики СНГ назывались советскими. Но нет смысла сравнивать социалистическую державу и добровольное объединение независимых государств. У СНГ своя история и векторы развития. Об этом недавно, выступая на заседании глав государств Содружества в преддверии его юбилея, говорил президент России Владимир Путин. Ключевой ролью Содружества Независимых Государств он назвал обеспечение условий для мирного сотрудничества и совместной работы ради процветания и развития наших стран, повышения благосостояния граждан. И пояснил: “Все это еще раз подтверждает наши российские мудрости по поводу того, что даже плохой мир лучше, чем хорошая война, а всякая ссора красна миром”.

Мир и совместное развитие вместо конфликтов – именно эта логика лежит в основе любых процессов интеграции. Много споров шло о том, к чему изначально стремились основатели Содружества. Не в этом суть, время давно расставило все акценты. Важно другое. Первые соглашения, которые были подписаны 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще, и последовавшая за ними 21 декабря того же года Алма-Атинская декларация стали тогда единственным шансом хоть как-то скрепить огромное пространство, которое сталкивалось с многочисленными проблемами – парады суверенитетов, политические конфликты, экономические катаклизмы. Риск того, что события пойдут по так называемому югославскому сценарию, был тогда весьма серьезен. “Пропасть поодиночке” могло любое из новых государств – даже такое мощное и влиятельное, как Россия. К счастью, совместными усилиями удалось не допустить катастрофы. Однако в период перехода от советской системы к рынку и самостоятельному развитию каждая из стран неизбежно переживала собственные трудности. Становление нового объединения в условиях этих противоречий оказалось очень непростым.

Какие же задачи стоят перед Содружеством в сегодняшнем мире с его новыми ценностями и угрозами, возможностями и барьерами, противоречиями и общими интересами? Стоит ли вообще сохранять СНГ, если ряд его участников предполагает выстраивать свои внешнеполитические приоритеты без учета интересов партнеров по объединению ради получения конъюнктурных выгод от Запада? На эти вопросы сегодня особенно важно найти откровенные ответы. Понять, почему так важно нам сегодня быть вместе.

* * *

О негативных тенденциях в развитии Содружества говорилось не раз, и видны они невооруженным глазом. Внутри него остается ряд застарелых противостояний, из-за которых отдельные участники объединения отказываются даже садиться за стол переговоров или сводят диалог к минимуму. В первую очередь это нагорнокарабахский конфликт, который разделяет Армению и Азербайджан, а также неурегулированные территориальные вопросы и трансграничные конфликты в Центральной Азии. “Отягчающим обстоятельством” для Содружества является Приднестровье, где пока не завершен процесс урегулирования, есть и другие давние проблемы, в основном межэтнического и межконфессионального толка.

Не улучшает ситуацию и так называемый фактор иждивенчества. Ряд стран Содружества требуют для себя от России неких преференций, при этом сами в одностороннем порядке считают возможным нарушать достигнутые договоренности, в частности не платить по долгам. Самый яркий пример – недавняя ситуация с Молдавией и ее многомиллиардной задолженностью за российский газ. В последний момент проблема была все-таки снята. Было понятно, что так оно и произойдет, но, как обычно, после шумной антироссийской кампании и нагнетания политических страстей.

Следует отметить, что потенциал экономических и управленческих инструментов Содружества, созданных за три десятилетия, позволяет успешно справляться с самым широким кругом задач. В рамках СНГ принято более 630 международных договоров, причем 568 из них действующие. Межпарламентская Ассамблея (МПА) СНГ подготовила более 400 модельных законов, которые направлены на гармонизацию законодательства стран Содружества. Вместе с тем для успеха тех или иных совместных начинаний решающее значение всегда имеет политическая воля руководства независимых государств. Однако внутриполитические процессы или просто конъюнктурные интересы при принятии решений зачастую оказываются более важным фактором, чем укрепление многосторонних институтов и механизмов взаимопомощи внутри СНГ, а страдают от этого в первую очередь простые граждане тех или иных стран.

Зачастую из-за подобных аспектов многие институты СНГ работают недостаточно эффективно. В качестве примера можно привести уже упомянутую МПА. В Ассамблее порой буксует ротация кадров, сужается круг стоящих перед ней задач, который в последнее время сводится преимущественно к решению текущих административных вопросов. Партнеры по СНГ затягивают реализацию рекомендаций МПА, а мировое сообщество о них просто не знает, поскольку материалы МПА даже не переводятся на иностранные языки. Максимум, чем Ассамблея занята на постоянной основе, – наблюдением за выборами на пространстве СНГ.

* * *

Фундаментом, на который опиралось СНГ в момент своего создания, были давние и прочные связи между республиками и народами бывшего Советского Союза. Смысл объединения наших стран состоял в том, чтобы сохранить преимущества торгово-экономического сотрудничества после демонтажа единого хозяйственного комплекса СССР.

Укреплению и наращиванию потенциала этого взаимодействия способствовали продвинутые интеграционные форматы, которые стали появляться позже, – Таможенный союз, ЕврАзЭС, ЕАЭС. Еще в 1994 году было подписано Соглашение о создании зоны свободной торговли. В 2011 году его сменил более современный Договор о зоне свободной торговли. Постепенно продвигаются переговоры и вокруг проекта соглашения о свободной торговле услугами. Курс на взаимодействие остается общим вектором внутри СНГ, несмотря на все проблемы Содружества.

Государства – участники СНГ выражают стремление сотрудничать в таких значимых сферах, как цифровизация, внедрение инноваций, развитие “зеленой экономики”, создание международных транспортных коридоров, поддержка малого и среднего бизнеса, рациональное использование природных ресурсов и др. Такие согласованные подходы к сотрудничеству закреплены в принятых в 2020 году Концепции дальнейшего развития СНГ и Стратегии экономического развития Содружества на период до 2030 года.

Однако уровень развития связей внутри всего СНГ пока не соответствует потенциалу Содружества. По данным Межгосударственного статистического комитета, с 2009 по 2019 год (то есть в период до пандемии) доля взаимной торговли во внешнеторговых операциях стран СНГ упала с 22 до 16,1%. В 2021 году товарооборот стал демонстрировать положительную динамику, но обусловлено это не позитивными изменениями в подходах к торгово-экономическому сотрудничеству, а естественным восстановлением экономики в постпандемийный период.

Определенные барьеры для взаимной торговли создает соперничество стран СНГ на внутренних и внешних рынках. Некоторые товары, которые производятся в постсоветских государствах, не выдерживают конкуренции с аналогами из России или стран дальнего зарубежья. Да и в структуре экономики государств – участников СНГ преобладают добывающая промышленность и отрасли, в которых производятся товары с низкой добавленной стоимостью. Страны Содружества соревнуются за привлечение прямых иностранных инвестиций и передовых технологий. При этом взаимные расчеты затрудняет неустойчивость национальных валют.

Пандемия коронавируса и вызванный ею разрыв глобальных производственных цепочек заставил весь мир задуматься о том, как важно сегодня укреплять региональные связи. В этих условиях будущее Содружества во многом зависит от того, смогут ли его участники дать импульс процессам новой индустриализации, цифровой трансформации основных отраслей промышленности, согласовать развитие трансграничных транспортных коридоров.

Не способствуют движению вперед и проблемы взаимодействия государств СНГ в социальной сфере. В первую очередь речь идет о вопросах, связанных с формированием единого рынка труда и, как следствие, миграцией (порядка 2 миллионов человек на пространстве СНГ). В 2021 году страны – участницы СНГ подписали соглашение о сотрудничестве в сфере занятости (а это порядка 125 миллионов экономически активного населения), которое позволяет углублять миграционные связи даже в условиях пандемии. К сожалению, этого недостаточно. Ненормально, когда мигранты образуют “гетто” или анклавы, где живут по своим правилам, и это становится причиной обострения межэтнической напряженности. Но и ситуация, когда работодатели ущемляют права приезжих рабочих, – прямое нарушение закона. Сейчас в рамках Содружества требуется выработать четкую, современную систему правил, позволяющую регулировать миграционные потоки и предусматривающую ответственность государств за своих граждан, взаимное признание прав и компетенций работников-мигрантов. Необходима разработка единого механизма учета граждан третьих государств и лиц без гражданства, въезжающих на территорию стран СНГ. Этот вопрос уже десять лет остается нерешенным, хотя соответствующее межправительственное соглашение подписано в 2011 году.

К важным социальным проблемам относятся и те, которые связаны с пенсионным обеспечением граждан бывшего Союза, а также с различными льготами. В 90-х годах такие вопросы одними из первых стали регулировать на межгосударственном уровне, но за 30 лет в законодательстве всех нынешних участников Содружества многое изменилось. В 2019 году в рамках образованного на пространстве СНГ интеграционного объединения – ЕАЭС – были заключены новые договоры, основанные на современных стандартах. Очевидно, что в отношениях между остальными странами СНГ регулирование в этой сфере необходимо оперативно обновить, создать для нее полноценно работающий правовой контур.

* * *

Еще одним существенным интеграционным фактором является язык общения народов СНГ – русский. С ним связан огромный пласт общей культуры, истории, традиций на пространстве Содружества. К сожалению, и здесь приходится преодолевать ряд серьезных и застарелых проблем.

Статус рабочего языка Содружества закреплен за русским языком в статье 35 Устава СНГ. В Белоруси это второй государственный язык, в Киргизии и Казахстане – официальный, в Таджикистане – язык межнационального общения. Шире всего в быту и культуре он используется в Белоруси, Казахстане, Киргизии и Молдавии. И, конечно, на Украине – хотя нынешним киевским властям это очень не нравится.

Тридцать лет назад в любой республике бывшего СССР для приезжего не составляло проблемы объясниться с местными жителями на русском. Сейчас он распространен меньше. Но и сегодня в СНГ, по оценкам экспертов, живут около 155 миллионов носителей русского языка и еще 100 миллионов тех, для кого он второй. Эти люди тесно связаны с нашей страной родственными, культурными, научными, рабочими контактами. Однако успело вырасти и целое поколение, которое языком Пушкина и Толстого не владеет, а таковых насчитывается не менее 38 миллионов человек. Некоторым он просто не нужен ни в быту, ни на работе, а кто-то, наоборот, даже при желании не имеет возможности его выучить.

Сокращение числа русскоговорящих в странах СНГ – тенденция, которой не один десяток лет. Началось все еще в 90-е годы, когда многие русскоязычные граждане были вынуждены уехать из бывших республик СССР. Но нельзя списывать все на демографические и миграционные процессы, во многих случаях дело именно в государственной политике по отношению к “великому и могучему”. Более того, формируемую в этом весьма чувствительном вопросе точку зрения можно считать своего рода маркером готовности того или иного государства СНГ двигаться в направлении дальнейшего сопряжения усилий в решении актуальных проблем развития.

Культурная платформа СНГ предполагает разнообразие и взаимообогащение гуманитарных связей народов, которые входят в Содружество. Между тем мы видим порой совсем другие вещи, например, в Киргизии, где идет общественное обсуждение поправок к закону о государственном языке. Новые нормы, которые предлагается в него внести, могут существенно ограничить права русскоязычных граждан.

В данном контексте нельзя не отметить, что в ряде государств СНГ историю нашего совместного прошлого сейчас активно пытаются переписать. Любовь к своей Родине – прекрасное и естественное чувство, которое присуще любому народу. Однако одно дело – патриотизм, и совсем другое – радикальный национализм и ксенофобия, насаждение ненависти к другим народам, крайней формой проявления которых становятся оправдание преступлений фашизма, массовых убийств и этнических чисток. Мы нередко сталкиваемся с возвеличиванием тех или иных исторических персоналий в республиках СНГ только за то, что они “боролись за свободу своих стран против России” в разные периоды ее истории. Так, “национальными героями” в ряде стран пытаются представить того же Гарегина Нжде, который во время Второй мировой сотрудничал с нацистами, идеологов Туркестанского легиона вермахта или басмачества в Средней Азии первой половины ХХ века, не говоря уже об украинских боевиках из ОУН-УПА и других подобных деятелях. И мы хорошо понимаем, ради чего и какими силами подогреваются подобные “ремейки истории”, какое воздействие это может оказать на массовую аудиторию. При этом совершенно не важно, являются ли эпизоды глорификации псевдогероев, в той или иной степени действовавших по наущению враждебных России внешних сил, единичными или массовыми, – мириться с такими фальсификациями ни в коем случае нельзя.

Что этому можно противопоставить? Конечно, прежде всего – силу убеждения и просвещения, обеспечение прав людей на свободное и мультикультурное развитие и историческую правду. Необходимо прилагать все усилия к тому, чтобы сохранить и укрепить общее гуманитарное пространство, существовавшее у наших народов в течение многих веков. Для этого делается очень многое. При содействии России в СНГ реализуется целый ряд проектов, направленных на поддержку русского языка и культуры в независимых республиках. В эти страны едут преподавать лучшие школьные учителя и профессора ведущих вузов. Издаются книги, успешно работают более 80 языковых центров в рамках программы “Послы русского языка”, которую ведет Государственный институт русского языка им. А.С. Пушкина. Определенные итоги эффективности подобных действий можно будет подвести в 2023 году, объявленном в СНГ Годом русского языка как языка межнационального общения.

Действуют и экономические факторы, которые в данном случае могут сыграть значимую роль. Знание русского языка – это важное конкурентное преимущество для всех, кто устраивается на работу в других государствах СНГ, переезжает на новое, более комфортное место жительства. Русский быстро “вспомнили” даже в Прибалтике, как только в местной сфере услуг возник значительный спрос на специалистов по работе с туристами из России и СНГ. Его не забывают и в вышедшей из Содружества Грузии, где позиция граждан зачастую резко отличается от официальных русофобских заявлений властей.

* * *

Развитие наших стран осложнено и воздействием внешних факторов – ростом нестабильности в мире, обострением геополитического и экономического соперничества. Не стоит забывать и об односторонних ограничительных шагах, которые Запад применяет вопреки нормам международного права, его вмешательстве во внутренние дела суверенных государств.

В мире существует несколько “центров силы”, которым сейчас очень важно закрепиться на евразийском пространстве и любой ценой вытеснить оттуда главного конкурента – Россию. Цель таких экспансионистских устремлений понятна – получить контроль над рынками сбыта и обширными ресурсами стран бывшего СССР, подчинить себе их элиты и добиваться от них удобных решений по любым вопросам.

Для этого США, Евросоюз, крупные транснациональные корпорации используют достаточно широкий арсенал средств, стержневым из которых является санкционное давление на Россию и ее партнеров в сочетании с политико-дипломатическими угрозами. Страны СНГ настойчиво вовлекаются в интеграционные объединения, подконтрольные Западу, например в “Восточное партнерство”. США и ЕС стремятся продвигать проекты, направленные на снижение уровня сотрудничества центральноазиатских стран СНГ с Россией, в том числе под предлогом преодоления разноплановых угроз безопасности фокусных республик.

Все более активную роль на пространстве Содружества играет Турция. Анкара пытается реализовать собственные интеграционные идеи, нацеленные на объединение тюркского мира. Важно, чтобы такие действия не шли в ущерб соседям с учетом их исторических особенностей и не ущемляли ничьи интересы. Такой подход особенно актуален при том понимании, что исторический центр тюркского мира находится не в Анкаре или Стамбуле, а на Алтае. Наша страна, в свою очередь, выступает за единство и сотрудничество славянских, тюркских и других народов в рамках построения Большого евразийского партнерства, стремясь самостоятельно подавать пример такого взаимодействия.

Плоды “миротворческой” и “демократической” политики Запада пожинает сейчас Афганистан. После бегства американских войск эта страна стала очагом постоянно нарастающей напряженности у границ Содружества. Ухудшение обстановки в этом южноазиатском государстве грозит масштабной гуманитарной катастрофой. Очевидные риски связаны с бесконтрольным распространением оружия в приграничных зонах, параличом местной власти, укреплением экстремистских сил, падением уровня жизни людей и разгулом криминала. Совершенно очевидно, что поодиночке страны Центральной Азии такие узлы развязать будут не в силах.

Вызывают опасение и попытки США сформировать на территории государств, граничащих с Афганистаном, сеть своих военных и разведывательных структур якобы для “контроля” над ситуацией. Можно не сомневаться: одним наблюдением дело не ограничится. С подачи американских “наблюдателей” будут всячески подогреваться и провоцироваться внутрирегиональные конфликты в СНГ, которые и без того представляют собой угрозу стабильности Содружества, сильно затрудняют взаимодействие государств на пространстве всей Евразии.

К серьезной проблеме относится и обеспечение биологической безопасности на пространстве СНГ. В настоящее время под предлогом санитарно-эпидемиологической помощи в странах СНГ строятся и модернизируются микробиологические лаборатории. Такие проекты минобороны США финансирует в Армении, Казахстане, Киргизии, Таджикистане и Узбекистане. Лаборатории работают в закрытом режиме и не поддаются надлежащему контролю в соответствии с международными стандартами.

В этих условиях особое значение приобретает деятельность Организации Договора о коллективной безопасности. Она имеет серьезный потенциал, чтобы усилить свое влияние. Нужно выстраивать более тесное взаимодействие ОДКБ и ЕАЭС, создать механизмы координации внешней политики государств – участников этих интеграционных объединений, отладить систему оперативного и гибкого реагирования на возможные вызовы, а также развивать иные возможные механизмы взаимодействия в сфере безопасности на евразийском пространстве.

* * *

Опыт доказывает: когда это действительно необходимо, страны – участницы Содружества вполне способны выступать с консолидированных позиций по глобальным проблемам, становятся блоком государств-единомышленников.

Как ни парадоксально, потенциал и возможности СНГ наглядно проявились в самый тяжелый момент, когда весь мир захлестнула коронавирусная инфекция. Едва только речь пошла буквально о жизни и смерти, очень быстро прекратились многие былые раздоры и споры. В первые, самые сложные месяцы борьбы с вирусом работа в рамках СНГ выгодно отличалась от того, что мы наблюдали в Евросоюзе. Реагировать в тот момент надо было мгновенно, действовать на упреждение. Содружество доказало, что ему это под силу. Еще до начала пандемии между странами СНГ была создана необходимая договорная база в сфере здравоохранения. Стало возможно взаимодействие профильных специалистов, действовали межгосударственные консультативные органы, решения принимались оперативно, без бюрократических проволочек.

Россия как системообразующий элемент Содружества взяла на себя особую роль и ответственность. Российские врачи помогали своим коллегам бороться с пандемией. Партнерам по СНГ были оперативно направлены крупные партии тест-систем, средства индивидуальной защиты, мобильные диагностические комплексы и современное лабораторное оборудование. Сегодня российские вакцины поставляются во все страны Содружества, кроме Украины. В Армении, Белоруси, Казахстане и Узбекистане налажено лицензионное производство вакцин, с Азербайджаном этот вопрос в стадии обсуждения.

В целом укрепление интеграционных связей в гораздо большей степени отвечает потребностям наших государств, чем откровенно прозападный, “центробежный” курс на ослабление и разрушение СНГ. Это хорошо доказывает пример Украины, которая в настоящее время практически утратила национальную самостоятельность и стала полностью зависимой от “внешних управляющих”. Огромными политическими, экономическими и гуманитарными потерями подобный курс отозвался для Грузии. Пойти по тому же пагубному пути, судя по всему, готово и нынешнее руководство Молдавии. Это может стать большой ошибкой, так как ничем хорошим опора на зарубежных спонсоров, как правило, не заканчивается.

Между тем Содружество даже в период такой серьезной опасности, как пандемия, демонстрирует способность к развитию вопреки колебаниям мировой экономики, режимам санкций, постоянному нагнетанию напряженности. И наши возможности далеко не исчерпаны. Только вместе мы можем эффективно противостоять стоящим перед нами новым вызовам, как международный терроризм и экстремизм, трансграничная организованная преступность, незаконная миграция, наркоторговля, криминал в интернете, распространение опасных биологических технологий, эпидемиологические риски и многое другое. Только сообща возможно построить единое пространство с учетом новых реалий с эффективно работающей экономикой, доступным и качественным образованием, здравоохранением, гибкой системой обеспечения безопасности индивида и общества.

Тридцать лет СНГ – это не предел, а лишь, возможно, начало нового этапа развития организации. Станет ли сейчас Содружество территорией истинной дружбы, взаимного уважения и партнерства – покажет время, однако предпосылки для этого, вне всякого сомнения, мы видим уже сегодня.

MIL OSI Europe News