Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation – City of Moscow

Поделиться

1) Пожарный автомобиль. Фото Н. Щапова. 2 мая 1914 года. Главархив Москвы

В XIX веке борцы с огнем ложились спать в сапогах, чтобы быстрее собираться.

До 1917 года московские пожарные находились в ведении полицейских властей. Городской пожарной службой командовал брандмайор — он подчинялся обер-полицмейстеру. А в каждом округе или районе в полицейском доме располагалась пожарная команда под руководством брандмейстера. В Главархиве сохранилось немало документов, посвященных работе огнеборцев в то время.

Особенно высоко ценилась скорость. Так, на выезд с того момента, как был замечен пожар, команде отводилось в среднем две с половиной минуты. И даже во время ночного отдыха на дежурстве огнеборцы не снимали сапог — чтобы быстрее собраться на тушение.

Но заботились и о красоте. К примеру, для пожарных выездов нередко подбирались лошади только определенной масти, и горожане узнавали, какая именно команда проезжает по улице.

Особенно опасной была работа пожарных зимой, когда увеличивался риск во время тушения упасть с большой высоты из-за обледенелого инвентаря и одежды. Поэтому в морозы экипировались по погоде. В Главархиве сохранились данные о стоимости зимних повозок со специальными полозьями и дровнями. В первую очередь беспокоились о скорости передвижения борцов с огнем. Кроме того, в зимнее время московские пожарные вооружались особыми бочками для воды — с утепленными стенками и встроенной топкой. Иначе в сильные морозы вода могла просто-напросто замерзнуть, и тушение пожара останавливалось. И если топоры, багры и крючья использовались в любую погоду одни и те же, то трубы для перекачки воды были разными — для погоды в минус 10 и ниже применялись специальные, с печным подогревом.

Наиболее качественным пожарным инвентарем в XIX веке считался импортный, особенно английский. А поскольку для московских огнеборцев старались закупать самое передовое снаряжение, то приходилось идти на расходы. Так, на Всемирной выставке в Лондоне в 1862 году были куплены две паровые пожарные трубы с невиданной для того времени мощностью — 60 ведер в минуту на высоту 150 футов (один фут — 0,3048 метра). Стоимость труб составила 5084 рубля 98 копеек серебром, что равнялось практически годовому бюджету, выделенному на закупку инвентаря.

Со второй половины XIX века ориентировались на российскую промышленность. С 1890-х годов паровые трубы стал производить завод фирмы Густава Листа в Москве. Приблизительно в то же время начали устанавливать отечественные пожарные гидранты и первые противопожарные сигнализации.

MIL OSI News (multilanguage service