Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation – City of Moscow

Знакомимся с историей старинных домов и изучаем декор их фасадов.

В давние времена возвышенное место, где находятся современные Гончарная, Яузская и Верхняя Радищевская улицы, а также Большой Ватин переулок, называлось Вшивой горкой. Вариантов было несколько: Швивая горка, Ушивая, Швейшая, Шивая. Откуда пошло такое название, установить доподлинно невозможно. Оставался этот вопрос загадкой и в прошлых столетиях. «Не можем пояснить причины сих странных наименований и оставим сие на догадку самого читателя», — сообщается в путеводителе по Москве, составленном историком и краеведом Иваном Гурьяновым в 1831 году. Там же Гурьянов отмечает живописность этих мест.

Каменные дома здесь начали строить в XVIII веке, к XIX столетию Вшивая горка была застроена усадьбами, часть из которых сохранились до наших дней. В XX веке на Котельнической набережной выросла одна из высоток, ставшая доминантой этого места. Горкой его назвать сегодня сложно при всем желании — склоны скрылись за высокими постройками.

Городская усадьба Гончаровых — Филипповых

Яузская улица, дом 1/15, строения 2, 3, 4, 5

Первая из двух фамилий, которые сохранились в названии дома, принадлежит прапрадеду Натальи Гончаровой, жены Александра Пушкина. Афанасий Абрамович Гончаров, владелец полотняной мануфактуры под Калугой, купил усадьбу за Яузскими Воротами в начале XVIII века. А в конце 1790-х его внук Афанасий Николаевич, незадолго до этого пожалованный дворянством, заказал у архитектора Ивана Еготова перепланировку имения.

Еготов построил усадьбу в стиле классицизма. Двухэтажный главный дом с двумя боковыми каменными флигелями соединили деревянные галереи. Из дерева был выполнен и весь второй этаж главного дома. В пожаре 1812 года усадьба, к тому моменту уже дважды сменившая хозяев, сильно пострадала. После войны ее перестроили, не восстанавливая утраченные деревянные части. В 1818-м усадьбу купил купец-чаеторговец Филиппов. Чаеразвесочная фабрика Филипповых просуществовала здесь до 1917 года. В советское время усадьбу отдали под коммунальные квартиры.

Сегодня усадьба снова выглядит так же, как во времена Афанасия Николаевича. Реставраторам удалось вернуть постройке прежний облик благодаря тому, что еще в XVIII веке Матвей Казаков включил ее в «Архитектурные альбомы».

До следующей точки нашего маршрута идем сначала по Яузской улице в сторону высотки на Котельнической набережной. Возле высотки сворачиваем в Большой Ватин переулок — он приведет нас к самому началу Гончарной улицы.

Дом Б.К. Мильгаузена

Гончарная улица, дом 2

Дом Мильгаузена построили на рубеже XVIII и XIX веков на основе палат XVII века. Главное украшение этого строгого дома в стиле классицизма — ротонда, увенчанная круглым куполом и отделанная пилястрами (плоские декоративные элементы в виде выступа прямоугольного сечения). Ротонда кажется более высокой, чем основная часть здания, — дело в том, что из-за рельефа местности полуподвальный этаж под ней выше и даже имеет окна.

В начале XIX века домом владел Богдан Мильгаузен (1781 или 1782 — 1854), доктор медицины, заслуженный профессор медико-хирургической академии и действительный статский советник. В семье Мильгаузенов было пятеро детей — двое сыновей и три дочери. Сыновья профессора, Федор и Александр, кстати, учились в пансионе Леонтия Чермака вместе с будущим писателем Федором Достоевским. Пансион находился неподалеку, на Новой Басманной. Здание учебного заведения не сохранилось — на его месте в начале ХХ века построили доходный дом.

Дом купца П.Ф. Дранищева

Верхняя Радищевская улица, дом 1/2

До этого дома от предыдущего можно дойти, направляясь по Гончарной улице до пересечения с Рюминым переулком и по Рюмину переулку — до Верхней Радищевской. Кстати, по дороге вам встретится особняк Беляева, возле которого стоит задержаться на минуту, чтобы полюбоваться роскошным декором фасада. Об особняке Беляева и других московских домах с интересными узорами на фасадах можно почитать здесь

Итак, мы на перекрестке Верхней Радищевской и Тетеринского переулка. Перед нами дом купца Дранищева, еще один пример жилого дома в стиле классицизма, типичного для застройки Москвы конца XVIII века. Двухэтажный дом скромно украшен лепниной, над тремя центральными окнами второго этажа со стороны Верхней Радищевской расположены сандрики — архитектурные элементы в виде полочек. Сандрики выполняют не только декоративную (подчеркивают горизонтальные линии фасада), но и утилитарную функцию — отводят от окна дождевую воду.

На фасаде, выходящем в Тетеринский переулок, над аналогичными окнами расположены круглые медальоны с розетками. Элемент повторяется и на втором фасаде — медальоны есть над боковыми конами второго этажа.

Дом вписан в неровный ландшафт, из-за чего высота первого этажа на фасадах неодинаковая. Разницу сглаживает скошенный угол дома, на котором на обоих этажах размещено по окну. Над верхним окном расположен сандрик.

Главный дом усадьбы М.П. Клаповской

Гончарная улица, дом 16, строение 1

Пройти мимо этого здания невозможно: величественный вид, гармоничность пропорций и богатство декоративных элементов делают главный дом усадьбы Клаповской одним из самых ярких украшений Гончарной улицы.

Дом перестроили из более раннего здания в 1823 году для тогдашнего владельца, купца Рахманова. В нем проявились стилевые черты ампира, популярного в Москве после пожара 1812-го, — шестиколонный портик ионического ордера, открытая широкая лестница, лепнина с растительными мотивами. Узор лепного фриза портика, повторяющийся на монументальных пилонах въездных ворот, не имеет аналогов.

Проходя мимо дома, обратите внимание и на лепной вензель в верхней треугольной части портика — на фронтоне. Литеры П и М, обрамленные цветами и пышными лентами, напоминают о купце Петре Молошникове, который приобрел усадьбу в 1830-х. Последней ее владелицей, жившей здесь до 1918 года, была жена купца Клаповского. В советское время в главном доме усадьбы располагался Дом научного атеизма.

Главный дом усадьбы семьи Андре

Гончарная улица, дом 23, строение 1

Это двухэтажное здание часто называют в числе ключевых работ архитектора Сергея Воскресенского, мастера московского модерна и неоклассицизма. Усадьба семьи Андре считается прекрасным образцом неоклассической дворянской архитектуры Москвы начала ХХ века. Архитектор сделал акцент не на центральной части здания, а на боковых: в правой расположен вход, а в левой — арочная ниша, охватывающая оба этажа. В нише, обрамленной колоннами коринфского ордера (с капителями в виде корзин с листьями аканта), расположено большое трехчастное окно в нижнем этаже и маленькое полукруглое — в верхнем. Очертания ниши повторены в уменьшенном виде в оформлении входа: по бокам от дверей стоят небольшие коринфские колонны, а сверху — полукруглое глухое окно.

Нижний этаж отделан рустом (так называется используемый в оформлении зданий грубый неотесанный камень либо его имитация). Между рядами окон нижнего и верхнего этажа расположен ряд медальонов с акантовыми розетками. Привлекают к себе внимание и два барельефа с античными мотивами, помещенные в акцентных боковых частях здания, — над входом и над трехчастным окном.

Усадьбу для семьи Андре (помимо главного дома в нее входит флигель, расположенный во дворе) Воскресенский построил в 1915 году. Пожить здесь заказчикам удалось совсем недолго — в 1918-м здание национализировали. В советское время здесь была больница. Сегодня в бывшей усадьбе Андре тоже работают врачи — здесь находится один из филиалов Московского клинического научно-практического центра имени А.С. Логинова.

MIL OSI News (multilanguage service