Post sponsored by NewzEngine.com

Source: Russian Federation Security Council –

— Михаил Михайлович, очевидно, что военно-политическая обстановка вокруг России становится все более напряженной. 16 февраля не состоялось очередное «российское вторжение на Украину», о котором, исходя из «достоверных разведанных», заранее объявили в Вашингтоне. При этом США и под их руководством страны НАТО продолжают наращивать войсковую группировку вблизи наших границ. Так кто кому угрожает на самом деле?

Михаил Попов: Воинственные высказывания отдельных политических деятелей стран Запада в наш адрес для нас не в новинку, и мы прекрасно знаем, чего они стоят.

Другое дело, что эти заявления сегодня сопровождаются ссылками на неведомо откуда полученные «разведданные» о якобы готовности российских войск вторгнуться на Украину, разнузданной пропагандистской кампанией и конкретной военной деятельностью.

Еще в XIX веке известный русский публицист, поэт, один из лидеров славянофильского движения — Иван Сергеевич Аксаков сказал: «Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западно-европейская держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли».

С тех пор ничего, по сути, не изменилось, только теперь все воинственные устремления европейских стран строго контролируются и направляются их заокеанским «старшим братом» — США.

По существу, в отношении России проводится тщательно спланированная комплексная, многоплановая информационная операция в рамках столь любимой на Западе концепции «гибридной войны». Такая же картина наблюдалась накануне американского вторжения в Ирак.

Те же «неопровержимые данные разведки» о наличии у Ирака оружия массового поражения, незабываемая пробирка в руках Колина Пауэлла на заседании Совета Безопасности ООН.

– А на этот раз используется мнимая российская угроза?

Михаил Попов: Да. И под этим предлогом американцы вынудили своих союзников по НАТО сплотить ряды и потребовали от них в разы увеличить переброски оружия и боеприпасов на Украину. Таким образом европейские страны будут повязаны ответственностью за весьма вероятные провокации против ДНР и ЛНР со стороны Киева, в том числе с использованием всякого рода националистических формирований и наемников.

Вашингтон потребовал от своих союзников также срочно разместить на своих территориях перебрасываемые из США войска и дать согласие на дополнительное развертывание контингентов американских вооруженных сил в перспективе. То есть робким попыткам проявления самостоятельности ряда западноевропейских стран противопоставляется готовность США ужесточить контроль на Европейском континенте за счет своего расширенного военного присутствия.

Одновременно делается очевидная попытка ограничить масштабы плановой оперативной и боевой подготовки российских Вооруженных сил, а также поставить под контроль любые перемещения наших войск на национальной территории.

В целом складывается впечатление, что одной из целей этой операции США является отвлечение внимания от своих собственных проблем, коих накопилось немало, а также от реализации Вашингтоном планов по реанимированию стремительно утрачиваемого господства в мире. О чем конкретно может идти речь, скоро станет ясно. Одним из таких проявлений могут быть решения предстоящего саммита НАТО, запланированного в конце июня 2022 года в Мадриде. На нем, как ожидается, будет приниматься новая стратегическая Концепция блока, которая отразит изменившиеся условия безопасности. А в какую сторону США и их союзники изменяют эти условия безопасности, мы с вами видим.

– По официальным сообщениям украинских властей, только США поставили Киеву более 650 тонн различных так называемых «оборонительных» вооружений и боеприпасов, некоторые из которых уже появились в районе Донецка и Луганска. Как тут не вспомнить классическую чеховскую ремарку, что если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в следующем оно должно все-таки выстрелить.

Михаил Попов: Насыщение, а точнее, перенасыщение Украины различными видами вооружений, к сожалению, может вызвать у некоторых руководителей военного ведомства этой страны, а также представителей националистических группировок, находящихся в районах, граничащих с Луганской и Донецкой республиками, иллюзию «непобедимости» и подтолкнуть их к провоцированию открытого военного столкновения.

Когда в регионе сконцентрировано такое количество вооруженных сил и военной техники бывает достаточно одного случайного выстрела, чтобы вооруженный конфликт вспыхнул с новой силой. Снабжение рядом западных стран армии Украины так называемыми «оборонительными» вооружениями демонстрирует пренебрежительное отношение этих государств к жизням рядовых украинцев, находящихся по обе стороны конфликта на востоке страны.

– Не так давно министр обороны Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр в эфире радио Deutschlandfunk заявила, что Запад должен быть более решительным в вопросах сдерживания России, демонстрируя готовность применить ядерное оружие. Как бы вы прокомментировали высказывание немецкого министра?

Михаил Попов: Довольно безответственное заявление должностного лица такого уровня. К тому же, учитывая, что сама Германия не обладает ядерным оружием, это заявление можно рассматривать как призыв к Соединенным Штатам использовать свой ядерный потенциал, включая тактические ядерные заряды, развернутые на передовых базах в странах НАТО.

Чиновник такого уровня должен понимать, что в случае применения ядерного оружия объекты США на территории ФРГ станут объектом нанесения ответного или ответно-встречного ядерного удара. Интересно было бы услышать ответ на вопрос: «В случае возникновения ядерного апокалипсиса простят ли выжившие избиратели такое недальновидное поведение министра обороны своей страны?».

И мало кто, кроме специалистов, задумывается над тем, что современные системы довольно быстро засекают факт пуска ракет, но они не могут идентифицировать, несут ли они ядерное оружие. Поэтому в условиях напряженной военно-политической обстановки любой ракетный пуск может быть классифицирован как ядерный удар.

– В отличие от России и других стран США опутали весь мир паутиной своих военных баз. И при этом не считают нужным объяснять, зачем это нужно и кто им угрожает?

Михаил Попов: Вы правы. Пентагон развернул и постоянно совершенствует систему передового базирования американских войск, которая является крупнейшей в мире по размаху, составу привлекаемых сил и средств, а также затратам на ее содержание. В настоящее время в распоряжении вооруженных сил США на территории 58 зарубежных стран имеется до 900 военных объектов. Наиболее важные из них — это объекты военно-морских баз, авиабаз и аэродромов постоянного базирования авиации ВВС и ВМС, а также пункты дислокации сухопутных войск и морской пехоты.

Расходы на их содержание составляют порядка 25 млрд долларов ежегодно. В целях обеспечения быстрого наращивания группировок войск и сил на территории союзных иностранных государств, в том числе вблизи российской границы, созданы запасы материально-технического имущества и необходимая инфраструктура для приема соединений и частей усиления.

 

– Причем американские войска размещены за десятки тысяч километров от самих США, в Европе, например. Неужели для защиты союзников от мнимых угроз?

Михаил Попов: Главная их цель в Европе — создание постоянной угрозы нашей стране. Для этого в регионе сформирована значительная группировка вооруженных сил США, насчитывающая более 60 тысяч военнослужащих, 200 танков, а также около 150 боевых самолетов. С 2014 года Пентагон реализует антироссийскую программу «Сдерживание агрессии в Европе», на которую ежегодно из военного бюджета США расходуется 4—5 млрд долларов. Обратите внимание на название этой программы, в которое заложен значительный информационно-пропагандистский смысл, направленный на формирование образа «США-миротворца».

Вынужденное реагирование на эти угрозы требует от России финансовых и материальных ресурсов, которые мы могли бы направить на дальнейшее развитие нашей страны. Таким образом, наличие американских войск и агрессивная политика наносят России определенный финансово-экономический ущерб.

За последние семь лет произошло существенное увеличение состава и боевых возможностей американской группировки войск и сил. Численность сухопутных войск США в Европе возросла на 30 процентов, количество бронетехники — в четыре раза. Кроме того, в готовности к применению поддерживается тактическое ядерное оружие, а также наращиваются возможности европейского сегмента глобальной системы ПРО США.

Нельзя не отметить значительную активизацию вооруженных сил США на западном стратегическом направлении. В частности, только за последний год на 40 процентов возросла интенсивность полетов у российских границ американских стратегических бомбардировщиков.

Почти в два раза увеличилась интенсивность ведения воздушной разведки с целью выявления возможностей прорыва российских зон ограничения (воспрещения) доступа, прежде всего в Калининградской области и Крыму. Продолжается провокационная деятельность кораблей НАТО в Черноморской зоне.

– А что известно о военной активности Вашингтона в Арктике?

Михаил Попов: В Арктике США стремятся оспорить законные права России, получить беспрепятственный доступ к ресурсам региона и к Северному морскому пути. Исходя из этого, за последние два года в Соединенных Штатах были приняты арктические стратегии министерств обороны, армии, ВВС и Военно-морских сил.

Кроме того, США на арктическом направлении предусматривают расширение военного присутствия путем развертывания американских эсминцев УРО в Баренцевом море, строительства к 2027 году трех новых тяжелых ледоколов, создания новых объектов и пунктов базирования ВМС, а также в перспективе «арктической дивизии».

– Десятки военных баз Пентагона расположены и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, там тоже кто-то угрожает американским интересам?

Михаил Попов: К настоящему времени в регионе создана крупнейшая группировка американских войск, в том числе на территории Японии, Республики Корея и на острове Гуам. В регионе функционируют свыше 200 объектов вооруженных сил США, включая более 50 военных баз.

Главной целью военной политики Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе является создание угрозы Китаю, России и КНДР.  Для этого с 2020 года реализуется программа «Сдерживание агрессии в Тихоокеанской зоне», на которую ежегодно выделяется около 5—7 млрд долларов.

– Вашингтон обвиняет нашу страну в эскалации обстановки не только на границе с Украиной, но и в целом в Европе. Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил: «Новейшая история уже преподала нам урок — если русские находятся у вас дома, иногда бывает очень трудно добиться того, чтобы они ушли», подразумевая ввод ограниченного миротворческого контингента войск ОДКБ в Казахстан.


Михаил Попов: Когда к России обращаются за помощью, она обязательно откликнется. Этому много примеров из нашей истории. Напомню, что миротворческий контингент ОДКБ был введен в Казахстан по единогласному коллективному решению и по приглашению президента этой страны Касыма-Жомарта Токаева после того, как протесты в ряде регионов переросли в кровавые столкновения. Токаев заявил, что страна подверглась нападению террористов и фактически сравнил протесты с внешней агрессией.

При этом российские военные в Казахстане не привлекались к выполнению оперативно-боевых мероприятий местных правоохранительных органов и армейских подразделений.

В этом случае хотелось бы спросить того же Блинкена: а кто приглашал США в Сирию, Афганистан или Ирак? Перечень стран, подвергшихся американскому вторжению и разграблению, можно перечислять долго. США, по подсчетам экспертов, после окончания Второй мировой войны развязали или приняли участие более чем в 2 сотнях  войн и вооруженных конфликтах, то есть по 3—4 вооруженных конфликта в год. Это разве говорит о миролюбивой политике Вашингтона?

– США давно и прочно занимают первое место в мире по расходам на оборону. Бюджет Пентагона более чем в 10 раз больше чем у Минобороны России. А совокупные военные траты стран НАТО превосходят российские более чем в 20 раз. Как западные руководители оправдывают такие гигантские затраты на оборону перед налогоплательщиками своих стран?

Михаил Попов: При колоссальном военном бюджете руководство США считает возможным обеспечивать свое военное присутствие во всех регионах мира, где может возникнуть экономический интерес у Вашингтона. Там создаются очаги политического и военного напряжения, что позволяет Соединенным Штатам поддерживать необходимый уровень управляемости в подконтрольных регионах.

Кроме того, это позволяет демонстрировать свой флаг другим мировым игрокам, которые могли бы претендовать на некие экономические преференции с данных территорий. Оправдание огромного военного бюджета США из года в год предполагает поддержание видимости неминуемой войны с другими крупными державами, в первую очередь с Россией, что систематически выливается в провокационные действия.

Европа вынужденно следует в русле политики Вашингтона, повторяя агрессивную риторику и предоставляя свою территорию для размещения военных баз. Чем это может обернуться для самой Европы?

Михаил Попов: Вспомним некоторые страницы истории. Итогом Первой мировой войны стало разрушение многих сотен европейских городов, гибель более 18 млн человек, 55 млн раненых. Четыре империи того времени прекратили свое существование — Германская, Австро-Венгерская, Российская и Османская. В то же время США обогатились.

Вторая мировая война — вся Европа в руинах, погибло более 60 млн человек, а США опять озолотились, причем в буквальном смысле этого слова. Они  продавали за золото и платину технику и сырье обеим воюющим сторонам, взяли «на хранение» золотые запасы ряда европейских стран, а обратно их вернуть удалось только Франции. Это, в последующем, стоило Шарлю де Голлю поста президента страны.

Роль Западной Европы в мировой политике значительно ослабла. А США решили многие свои экономические вопросы и осуществили долгосрочную экономическую и политическую экспансию в европейские страны и по всему миру. Стали «мировым жандармом». Сегодняшняя антироссийская истерия направлена не только на сдерживание экономического развития нашей страны. На передний план выходит стремление Вашингтона финансово пристегнуть европейских партнеров к своим дорогостоящим военным разработкам, а также навязать им продукцию своего военно-промышленного и нефтегазового комплекса.

В этой связи напомню, что если война — есть продолжение политики иными, насильственными средствами, то политика — это концентрированное выражение экономики.

– Так удастся ли сохранить нам столь хрупкий мир?

Михаил Попов: Несмотря напряженную военно-политическую обстановку, хочется верить и надеяться, что разум и здравый смысл возьмут верх над глобальными амбициями и чрезмерной самоуверенностью наших западных оппонентов. Мир уверенно и неуклонно становится многополярным. Западные лидеры должны четко осознать, что Россия им не враг. С Россией лучше дружить и торговать, но это должно быть честно, равноправно и со взаимным уважением.

MIL OSI Europe News