Post sponsored by NewzEngine.com

MIL OSI Перевод. Анализ вечернего отчета – с английского на русский –

КОММЕНТАРИЙ: Мар-Вик Кагуранган, издатель Pacific Island Times.

Я помню тот день — 25 февраля 1986 года. Я был тогда подростком. Моя семья стояла у железных ворот дворца Малакананг среди огромной волны людей, вооруженных желтыми лентами, цветами и четками.

После четырехдневного восстания мы услышали по радио, что диктатор Фердинанд Маркос и его семья бежала из страны.

Протаранив ворота ныне заброшенного президентского дворца, люди обнаружили признаки стремительного отступления. Были брошены сотни пар обуви, платьев и других доказательств расточительности Маркозов. На полу валялись документы и патроны.

Они ушли, Маркозы!

Люди разразились песней. Пронзительная песня «Баян Ко» («Моя страна») — метафора птицы в клетке, жаждущей свободы, — была гимном Революция EDSA: власть народа.

Маркозы были стерты из нашей жизни.

Или мы так думали.

Мое поколение — нас называли «Дети военного положения» — теперь начинает понимать, что стирается только славная часть филиппинской истории.

«Бонгбонг» Маркос, лидер Фердинанд «Бонгбонг» Маркос-младший, единственный сын и тезка покойного диктатора, является лидер на предстоящих президентских выборах на Филиппинах в мае. Опросы в январе и феврале показывают, что Маркос-младший лидирует в гонке, набрав 60 процентов голосов по всей стране.

Ему было 29, когда семья была изгнана и отправлена в изгнание на Гавайи. С тех пор он вернулся на Филиппины, где работал губернатором Илокос-Норте, конгрессменом и сенатором.

Теперь он стремится вернуться на свою детскую площадку — во дворец Малакананг.

«Маркос не герой». Изображение: Мар-Вик Кагуранган/Pacific Island Times

Его кампания возродила «Багонг Липунан» («Новое общество»), гимн военного положения. Я вздрагиваю. Он призвал темные годы.

Теперь, когда я взрослый, наблюдая за тем, как живут северные корейцы, я понимаю, как нам промыли мозги, чтобы заставить их подчиняться во время военного периода, когда СМИ контролировались режимом.

Политическим взглядам не было места в общественной сфере. Диссиденты исчезли, выгнанные из домов военными, и больше их никто никогда не видел. Тем, кто слышал об этих историях о десапаресидосах, пришлось заткнуться. Или иначе.

Правительственный лозунг «Sa Ikakaunlad ng Bayan Displina Ang Kailangan» («Для прогресса нации необходима дисциплина») навсегда засел в наших головах.

Фантазии семьи Маркос Мое поколение пережило разные политические эпохи. Мы выросли, наблюдая за феериями семьи Маркос. Они вели себя как члены королевской семьи.

Имельда Маркос дефилировала в своих сшитых для королевы платьях и сверкающих украшениях, задыхаясь от филиппинцев своим абсолютным тщеславием среди нашего антиутопического общества.

«Люди говорят, что я экстравагантна, потому что хочу быть окруженной красотой. Но скажи мне, кто хочет быть окружен мусором?» она сказала.

«Багонг Липунан» постоянно крутили по радио, телевидению и в общественных местах. Это было неизбежно. Его слова прочно вошли в наше сознание: «Magbabago ang lahat tungo sa pag-unland» («Все изменятся в сторону прогресса»).

Маркос создал вымысел, изображающий его предполагаемое величие, которое подпитывало его тиранию.

В течение двух десятилетий контроля над СМИ промывающая мозги пропаганда скрывала то, что представлял режим — клептократов мирового класса, убийц и мучителей.

Маркос-младший не принес извинений, не раскаялся и не возместил ущерб. А зачем ему? Может, все-таки никто не помнит. Ни один из Маркозов или их приспешников никогда не попадал в тюрьму за свои проступки.

Маркос неоднократно награждался Маркос-младший неоднократно награждался, неоднократно избирался на различные должности. А теперь как президент?

Это сбивает с толку. Это ужасно. А для замученных и семей убитых это возмутительно.

Маркос-младший обращается к молодому поколению, которое не слышит содрогающийся ритм «Bagong Lipunan», как мое поколение.

Средний возраст филиппинцев составляет 25 лет. Отсутствие у них личной связи с опытом военного положения, возможно, объясняет их историческое забвение.

Но история все еще пишется. Предвыборные опросы — это просто опросы. Голосование 9 мая решит новую главу в истории.

Как сказала филиппинская журналистка Шейла Коронель, «возвращение Маркоса неизбежно, только если мы в это верим».

Мар-Вик Кагуранган является главным редактором и издателем Пасифик Айленд Таймс на Гуаме. Эта статья перепечатана с разрешения.

Статья автора AsiaPacificReport.nz

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: Эта статья является переводом. Приносим свои извинения, если грамматика и/или структура предложения не идеальны.

MIL OSI Europe News